Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Древнегреческая каша

В прокат выходит «Гнев титанов»

Владимир Лященко 28.03.2012, 17:05
__is_photorep_included4108877: 1

В прокат выходит «Гнев титанов» — продолжение «Битвы титанов», в котором Персей вынужден помогать греческим богам в усмирении главного узника Тартара.

Победив в прошлой серии Кракена и похоронив между фильмами жену, Персей (Сэм Уортингтон) растит сына вдали от воинской суеты. Статусу царствующего полубога он предпочел мирный удел рыбака и учит дитя не махать мечом, а ставить сети. Увы, от родственных связей так просто не избавишься. Бессмертные благодаря вере и молитвам людей, олимпийцы дряхлеют в условиях распространяющегося безбожия — вот-вот рухнут стены подземной темницы Тартара, и тогда на свободу вырвутся многочисленные уродливые твари. Но страшнее всего возможное освобождение Кроноса, прожорливого родителя богов — братьев Зевса (Лиам Нисон), Аида (Рэйф Файнс) и Посейдона (Дэнни Хьюстон). Персей отвергает отцовскую просьбу Зевса помочь удержать в неволе деда, и люди тут же получают сполна. Властитель подземного мира и по совместительству тюремщик Аид объединяется с ревнивым сыном громовержца Аресом (Эдгар Рамирес), чтобы помочь Кроносу в обмен на помилование. В результате сговора Зевс оказывается в кандалах, а из-под земли лезут огнедышащие адские псы и двухголовые четверорукие потрошители.

Сиквел топорно сделанной, но по-своему обаятельной «Битвы титанов» поручили режиссеру Джонатану Либесману («Техасская резня бензопилой: Начало», «Инопланетное вторжение: Битва за Лос-Анджелес»).

В топорности он значительно превосходит своего предшественника Луи Летеррье, постановщика «Перевозчиков» и «Невероятного Халка». Но и спасавшее первую серию обаяние высокобюджетной халтуры старается не растерять.

Получается грубоватое развлечение категории Б с нюансами. В центре сюжета вольно обыгрываемая греческая мифология: Зевс души не чает в своем земном чаде, провоцируя на ревность другого сына, Ареса. Брат Аид хоть и обижен на старый фокус с отправкой под землю, но легко ведется на апелляцию к родственным чувствам и старым добрым временам. Плюс артисту Файнсу лучше всего в этих декорациях даются презрительно скривленные губы, которые тот адресует тупому и воинственному союзнику-племяннику.

Боги вообще хоть и рассыпаются на глазах (в самом буквальном смысле), но статью и благообразностью дадут фору и олимпийским, и земным своим детям. Артист Хьюстон, увы, вновь оказывается на периферии и вынужден довольно быстро передоверить свой трезубец непутевому отпрыску Агенору (Тоби Кеббелл). Скандальный мореплаватель не похож на того, кому стоит доверять грозное оружие, но

нравы персонажей древнегреческих мифов подытоживаются меткой репликой Гефеста (Билл Найи) «мало ли полубогов по земле шарится» — порой выбирать приходится наугад.

Выход характерного британского комика Найи в роли Гефеста окончательно превращает и без того сумбурный фильм в кино для школьника из 1980-х. Хромой бог-отшельник когда-то выковал трезубец Посейдона, вилы Аида и молнию Зевса. Согласно идее авторов фильма, сложенные вместе, они превращаются в «копье богов», по действию что-то вроде компактной термоядерной бомбы. Он же спроектировал Тартар и ведущий к нему лабиринт, но теперь разговаривает с механической совой (привет оригинальной «Битве богов» 1981 года) и подшучивает над молодежью.

Персей убеждает Пегаса двигаться грациознее — и правда, что может быть нескладнее летящей лошади? Королева-воин Андромеда (Розамунд Пайк) давно уж ждет поцелуя и в курсе всех семейных обстоятельств героя, но вынуждена расставлять фишки на карте сражений и размахивать мечом. Восстающий Кронос рычит что-то нечленораздельное. Бородатые Файнс с Нисоном остаются без оружия, скидывают десяток тысяч лет и идут раскидывать монстров голыми руками. Словом, дикость какая-то. Но ведь именно этого и должны были с нетерпением ждать те, кто два года назад возрадовался кличу «освободите Кракена!».