Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пастернак не приедет

В Париже завершился книжный салон

Константин Мильчин (Париж) 19.03.2012, 10:46
В Париже завершился книжный салон VanDerMouche/flickr.com (CC BY 2.0)
В Париже завершился книжный салон

В Париже завершился книжный салон — одна из главных европейских книжных ярмарок. Российская программа, несмотря на колокола, собирала у своих стендов толпы народу.

«Простите, а Пастернак придет?» — спрашивает французская девушка. На беседу по поводу Пастернака собралось много народу, видимо, кто-то и подозревал, что автор «Доктора Живаго» сам придет отвечать на вопросы о своем творчестве. Народу на Парижском книжном салоне полно. В этом году организаторам повезло с погодой – в выходные здесь довольно прохладно и накрапывает дождь, а потому парижане идут не в парки и не на бульвары, а едут на салон.

Если Франкфуртская или Лондонская книжная ярмарки в первую очередь мероприятия торгово-профессиональные, где упор делается на книжный бизнес, контракты и связи, то

в Париже в центре внимания писатели и читатели.

Парижане толпятся у стендов, чтобы подписать романы у авторов, слушают выступающих писателей, покупают книги или просто бесцельно бродят по салону, разглядывая книжные новинки.

Книг о политике на салоне всегда много, а в год президентских выборов особенно. На одном стенде продают псевдонаучную работу «Дрессировка нового вида домашнего животного – депутата от партии «Союз за народное движение» (партия, поддерживающая президента Никола Саркози). На другом известный эволюционист Паскаль Пик представляет свою новую работу «Является ли человек всего-навсего большой политической обезьяной». «Да, он всего лишь обезьяна», — начинает свое выступление автор.

Неподалеку Фредерик Бегбедер рассказывает то том, как он работал в кино. В Москве его выступления собирают гораздо больше народу.

На нынешнем Парижском салоне большая русская программа. Почетный гость в этом году Япония, а Россия представлена большим стендом под названием «Московское кафе». Оформление приятное и нейтральное, нет ни кичевых березок, ни куполов.

Правда, он несколько шокирует французских посетителей призывом «Воруйте с нами».

Дело в том, что по-французски девиз стенда Volez avec nous может означать как «Летайте с нами» (так видели значение слогана его создатели), так и «Воруйте с нами» (так его тоже можно прочесть). Странный лозунг не отпугивает потенциальных читателей – на встречах с читателями полно людей. Их привлекает не только вкусный бесплатный чай, но и возможность приобрести книги, как на русском, так и на французском.

У покупателей наибольшим спросом пользуются Достоевский и Акунин.

Последнему во время салона вручили знак Почетного легиона, той же награды удостоилась Ольга Седакова.

Интерес к русской теме во Франции есть – практически каждое крупное издательство презентует в этом году пару книг о России. Прошлой осенью Эммануэль Каррер получил вторую по престижности литературную премию Ренодо за биографический роман «Лимонов». Интересно, что его основным конкурентом был другой роман о России, книга путешественника Сильвена Тэссона «В сибирских лесах», рассказ о том, как автор жил полгода в хижине на берегу Байкала. Тэссону в итоге досталась третья по престижности награда – «Премия Медичи». В итоге французы охотно слушают русских авторов и покупают книги.

Когда крупная литературная делегация отправляется на салон или ярмарку, всегда возникает вопрос, какую именно историю про страну писатели будут рассказывать, какую именно картинку «продавать». Когда на концерте по случаю открытия на сцене начали играть колокола, французский коллега скептически усмехнулся:

«Как все банально! Если Россия, то, значит, непременно колокола».

А когда колокольный звон сменился эффектным джазом, француз закивал – вот теперь правильно.

Собственно, основной русский сюжет возник сам собой, но при этом сразу. «Приятно отметить, что в нашей делегации есть «декабристы», — кивнул в сторону Григория Чхартишвили представитель правительства Москвы, открывая российскую программу.

В итоге большинство круглых столов, встреч с читателями и выступлений так или иначе касались именно политики.

«Это вы виноваты в том, что наша революция потерпела поражение! И вы вообще во Франции живете!» — втолковывал Чхартишвили Захар Прилепин. «Вы жертва пропаганды, Захар. Я большую часть года живу в России», — объяснял Чхартишвили.

Трудно сказать, что именно понимали французские читатели в этой сложной дискуссии о борьбе хорошего с лучшим. Но слушали завороженно.