Пенсионный советник

Занимательная феминология

«Краткий курс счастливой жизни» Валерии Гай-Германики на Первом канале

Анастасия Лисицина 13.03.2012, 10:45
__is_photorep_included4089017: 1

На Первом канале начался показ «Краткого курса счастливой жизни» — многосерийного телефильма Валерии Гай-Германики о женщинах и для женщин.

Разведенная блондинка Саша (Светлана Ходченкова) отправляется в бар и цепляет там симпатичного топ-менеджера. Собираясь утром с резвостью, выдающей сожаление о содеянном, зачем-то врет, что работает медсестрой. Забежав домой, отправляется на новую работу — переводчиком в рекрутинговое агентство, где на первой же планерке встречает героя вчерашней ночи — он сидит в кресле гендиректора. Даже не думая извиниться за вранье, Саша заводит себе подруг среди новых коллег — Любу (Алиса Хазанова), Катю (Ксения Громова), Аню (Анна Слю). На все экранное время сериала они станут ее конфидентками.

У каждой из девушек, в свою очередь, собственная непростая жизнь и свои поводы потрепаться до, после и вместо обеденного перерыва. Мрачноватая героиня Хазановой хочет завести ребенка, но дурно воспитанный врач в неделикатных выражениях рассуждает о маловероятном ЭКО и более реалистичном усыновлении — несостоявшийся отец изволит на эту тему нехорошо шутить. Персонаж Громовой — девушка-себе-на-уме, посещающая курсы личностного роста, дома не может справиться с оравой мужчин, которые даже поужинать без нее не могут. Наконец, героиня Слю — сплетница и ворона без вкуса, стиля и меры, помешанная на вещицах, но свою личную жизнь строить явно просто не умеющая:

в первой же серии нам показывают, как она встречается с откровенным идиотом в идиотской майке с идиотской надписью.

Перемещающаяся камера; актеры, запоминающие канву диалога, но импровизирующие его вместо точного воспроизведения написанных сценаристом Анной Козловой реплик; полудокументальность (Козлова рассказывала, что многие перипетии были взяты из собственного опыта и рассказов подруг) — все фирменные приметы стиля Гай-Германики на месте. Однако радикализмом «Школы», наделавшей много шума и рейтинга Первому каналу, тут и не пахнет: если в первой серии предыдущей многосерийки на камеру, смотревшую на героев с пола, сыпался сигаретный пепел, то здесь все происходит в привычных декорациях: условный офис, условное кафе, условный ночной клуб.

Не стоит ждать и «Секса в большом городе», на конструкцию которого намекает зачин и карта персонажей. «Может быть, у каждой из них и есть какие-то отношения или любовь, но меня интересует не это», — сказала режиссер в интервью Первому каналу. И это правда: «Краткий курс» взлетает с другой стартовой площадки, чем все предыдущие полнометражные и телевизионные проекты Германики. Мужчины — и это видно сразу — здесь по-настоящему второстепенны и как персонажи, и как актеры, все внимание на женскую дружбу: один досужий разговор в офисном коридоре или за обедом выдает презрения к сильному полу больше, чем испытывали к своим пассиям за всю жизнь героини Кендес Бушнелл.

Собственно, главная интрига сериала — удастся ли героиням сериала преодолеть «концепцию бабьей доли», с которой они входят в систему отношений, созданную Козловой и Германикой, и если да, то с помощью какого катарсиса дамы смогут перестать воспринимать семью как каторгу, мужчин как источник неприятностей, а детей как стихийное бедствие.

Следить за этим будет интересно, и об этом говорят хотя бы точнейшая Алиса Хазанова, утверждающая себя этой ролью в качестве ведущей артхаусной актрисы, и Светлана Ходченкова, превратившаяся из недотроги, какой она была в польской «Малой Москве» и отечественной «Служебный роман. Наше время», в нежноглазую оторву с низким голосом. Кроме вышеописанной четверки в кадре появятся множество интересных персонажей: политик Ирина Хакамада, режиссер Александр Вартанов, кинокритик Роман Волобуев, художник слова Пахом.

Сравнения со «Школой» Германике не избежать — хотя бы потому, что с нынешним «Кратким курсом» режиссер пытается пересесть в следующий класс: если приключения Будиловой и Носовой, которую писала целая бригада драматургов, была заявкой на успех, то нынешнему сериалу придется по ней отчитываться.

И если кому-то вздумается посмотреть «Курс» сразу после «Школы», то испытанная им разница температур будет примерно такой же, как от переключения захватывающей стенгазеты к серьезному, с вековой историей, женскому журналу.

Собственно, это первый проект Германики, который и набором типажей, и сюжетной конструкцией целится в определенную аудиторию, поэтому и типажи актрисам прописаны вполне четко, и само положение их незыблемо. В отличие, кстати, от «Школы», в которой и героев, и параллельно развивающихся линий было больше.