«Процесс сильно напоминал инквизицию»

Картина Александра Савко «Нагорная проповедь» повторно признана «экстремистским материалом»



Картина Александра Савко «Нагорная проповедь» повторно признана «экстремистским материалом»

Картина Александра Савко «Нагорная проповедь» повторно признана «экстремистским материалом»

guelman.ru
Художник Александр Савко рассказал «Парку культуры» о суде на своей картиной «Нагорная проповедь», которую суд повторно признал «экстремистским материалом», о том, когда было создано это полотно и почему оно не направлено против христианства.

Картина Александра Савко «Нагорная проповедь» из цикла «Путешествие Микки-Мауса по истории искусства» повторно признана «экстремистским материалом»: Жуковский районный суд Калужской области подтвердил свое решение, принятое в августе этого года.

18 августа тот же суд уже называл «Нагорную проповедь» Савко «экстремистским материалом»: по мнению судьи, картина являет собой «предельно циничное, издевательское оскорбление, дисфорическое высмеивание религиозных убеждений и религиозных чувств православных верующих, унижение их человеческого достоинства». Впрочем, вышестоящая инстанция отправила дело на повторное рассмотрение по процессуальным соображениям (в августе Савко не был своевременно извещен, и не успевал приехать на процесс, который прошел в его отсутствие) — оно закончилось вынесением аналогичного решения. Представитель художника в суде Дамир Гайнутдинов рассказал агентству РАПСИ, что мотивы, побудившие судью поступить именно так, пока неизвестны — пока оглашена только резолютивная часть постановления.

Прокуратура уже занималась «Нагорной проповедью»: в 2006 году графический лист был в экспозиции скандально известной выставки «Запретное искусство», но тогда по отдельным полотнам решения не принимались. Если решение суда вступит в законную силу, то работа Савко в соответствии с законом «О противодействии экстремистской деятельности» попадет в список Минюста и будет запрещена к экспонированию, а ее изображение нельзя будет печатать в СМИ — за это издание получит предупреждение от Роскомнадзора.

Александр Савко рассказал «Парку культуры» о том, как проходил процесс, с каким умыслом художник создавал работу и почему не стоит искать в ней никакого экстремизма.

— Александр, вы присутствовали на заседании суда? Изменилась ли формулировка приговора?

— Да. Были отменены результаты прошлого, заочного суда, работа была вновь признана экстремистской.

— Были ли повторены слова «предельно циничное, издевательское оскорбление, дисфорическое высмеивание религиозных убеждений»?

— Это фраза из экспертизы по выставке «Запретное искусство-2006». Нет, на этот раз обвинение не пользовалось этой экспертизой.

— Как вам кажется, соблюдались ли принципы правосудия — состязательность сторон, презумпция невиновности?

— У меня не сложилось такого впечатления. Притом что внешне все выглядело так: свидетелей обвинения не было, зато приехали верующие, православные интеллигентные люди, которые свидетельствовали в мою защиту и говорили, что эта работа не оскорбляет чувств верующих. Второй стороной полемики были прокурор и судья — все доводы свидетелей защиты отметались. Прежде всего прокурором: он выдвигал тезисы, а судья делал заключения.

— Был ли доказан умысел с вашей стороны?

— Они доказывали его мне — мол, я, ведая или не ведая о том, сотворил экстремистскую картину. Прокурор в своем выступлении сказал, что в наше смутное время надо не раскачивать лодку и нужно сделать все, чтобы сохранить «хрупкий социальный мир».

— А с вашей стороны был умысел? Что вы хотели сказать своей картиной?

— Тут надо понимать прежде всего, в каком контексте существовала картина. Она была частью целого цикла, который назывался «Путешествие Микки-Мауса по истории искусства». Где я брал классические гравюры-репродукции разных времен и актуализировал их, встраивая в композицию Микки-Мауса. А если уж говорить о смысле, то… знаете, картина создана в 1994 году, когда плакаты с Марией Дэви Христос, развешанные по городам и селам, сменили плакаты с «Аум Синрике». Страшный духовный и религиозный голод: коммунистическая формация ушла, ничего нового нет. Люди метались в поисках духовности и находили разнообразные эрзацы. И своей работой я хотел зафиксировать, что истинные ценности заменяются этими медийными эрзацами: люди находятся в состоянии, когда готовы выбрать богом любого мультяшку. Я просто проиллюстрировал происходившее на моих глазах.

— Насколько я понимаю, гравюра в отличие от иконы не является освященным, каноническим предметом культа, несмотря на евангельский сюжет. Кто-нибудь сказал суду об этом?

— Это было сказано экспертами отдела новейших течений Третьяковки и рядом других искусствоведов. Суд не стал прислушиваться к выводам этих экспертов. Вообще этот процесс сильно напоминал инквизицию: наши доводы вообще не принимались во внимание, доказывать, приводить какие-то хронологические и фактические аргументы было бесполезно. Обвинению и суду было неизвестно, что «Нагорная проповедь» была создана художником-лютеранином Юлиусом Шнорром фон Карольсфельдом и к православной культуре имеет мало отношения. Суду было также неизвестно, что в середине XVII века патриарх Никон лично изрубил иконы, на которых были наклеены европейские гравюрные сюжеты, иллюстрации к библии. Говоря при этом, что «сие не есть лик Божий». Но нет: эксперты со стороны обвинения говорили, что «Нагорная проповедь» висит чуть ли не в каждом православном доме и на этом основании в моей картине можно найти в ней экстремизм.

— Будете обжаловать приговор? Есть надежда на объективность?

— Да, подадим апелляцию в Калужский городской суд. Калуга — город промышленный, интеллигентный, как-никак, так что есть надежда на объективное рассмотрение.

— Какие ограничения на вас накладывает этот приговор?

— Я не могу ее публиковать, воспроизводить и выставлять, но это все не имеет значения: на руках у меня картины нет — она находится в Одессе в центре современного искусства.

— Как, по-вашему, можно ли говорить, что в Калуге имело место фактическое продолжение процесса над устроителями выставки «Запретное искусство-2006»?

— По факту можно. А еще мне, если честно, непонятно: по законам и религиозным, и светским сначала надо попробовать договориться. Заявительница даже не пыталась этого сделать. И не только с правосудием, но и с христианством я вижу противоречие: в Нагорной проповеди же сказано: «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших».