Пенсионный советник

«У аниматоров нет волшебной кнопки»

Интервью со Стивеном Спилбергом о картине «Приключения Тинтина: Тайна «Единорога»

Владимир Лященко 01.11.2011, 13:32
__is_photorep_included3819938: 1

Стивен Спилберг рассказал «Парку культуры» о том, когда и как родилась идея снять фильм «Приключения Тинтина», в чем отличие первоначальной задумки от финального варианта и почему важно правильно подбирать актеров для съемок в мультфильмах.

В прокат выходят «Приключения Тинтина: Тайна «Единорога» — срежиссированная Стивеном Спилбергом адаптация комикса про круглоголового репортера, в которой использование живых артистов в компьютерной анимации превращается из технологического эксперимента в художественный инструмент.

Юного героя, который впутывается в одну авантюрную историю за другой, но всегда с честью выходит из самых неблагоприятных обстоятельств, придумал бельгийский классик Эрже. «Тайна «Единорога»» — первая часть проекта по экранизации его комиксов, в которой Стивен Спилберг выступил в роли режиссера, а Питер Джексон поработал продюсером. Во второй части они поменяются ролями. «Парк культуры» расспросил Спилберга о том, как шла работа над этой картиной.

— У Тинтина культовый статус в Европе и во франкоговорящем мире, англичане вот тоже боготворят, но его совсем не знают в США. Зачем он вам?

— Я люблю приключенческие истории, а это одна из лучших. Приключения — вещь универсальная, они одни и те же в любой стране и на любом языке. Первой же моей реакцией на знакомство с Тинтином была мысль, что это самые лучшие приключения из тех, о которых я когда-либо читал, так что я сразу решил, что хочу сделать из них фильм. Книги про Тинтина издавались в Америке только ограниченным тиражом — для ценителей, так что мне представилась возможность познакомить американцев с одними из самых увлекательных историй, которых они до сих пор были лишены.

— Как шла работа над сценарием? У вас там интересная компания англичан в титрах подобралась: автор недавнего мини-сериала «Шерлок» Стивен Моффат, соавтор и режиссер комедий «Зомби по имени Шон» и «Типа крутые легавые» Эдгар Райт, его друг комик Джо Корниш. Они вместе работали?

— Стивен Моффат написал первую версию, которая нам с Питером понравилась, но мы хотели внести еще кучу изменений, а у Стивена закончилось время, потому что он в тот момент переключился на сериал «Доктор Кто», так что мы наняли Эдгара Райта и Джо Корниша для дальнейшей работы над сценарием и постоянно засыпали их поправками и идеями, но они и сами молодцы.

— Но вы же задолго до знакомства с Джексоном ходили с идеей снять что-нибудь про Тинтина?

— Идея оформилась в 1983 году, когда я получил права на экранизацию (Эрже умер незадолго до запланированной встречи с режиссером, и вдова решила отдать права Спилбергу. — прим. «Парка культуры»). Было написано три варианта сценария — ни один из них меня не порадовал, так что снять фильм тогда не удалось, но в начале 2000-х нам с продюсерами снова удалось договориться с правообладателями. И так получилось, что к тому времени, когда появился первый сценарий, который мне понравился, я захотел привлечь к делу Питера Джексона: он оказался большим фанатом Тинтина плюс преуспел в применении самых передовых технологий в кино.

— В 1980-е как раз не было такого рода технологий — что за кино вы себе представляли тогда?

— Это было бы кино с живыми актерами, конечно, но мне пришлось бы стилизовать его под комикс. И если бы я тогда выстроил картинку так, чтобы персонажи были похожи на рисунки Эрже, фильм получился бы нереалистичным — был бы похож на «Дика Трейси». Но я не хотел идти по пути стилизации картинки, а хотел сделать фильм, который был бы очень реалистичен и похож на работы Эрже одновременно. Когда появилась технология motion capture (компьютерный «захват» движений живых актеров. — прим. «Парка культуры»), я вдруг понял, что смогу приблизиться к художественному стилю первоисточника, рассказав историю средствами цифровой анимации.

— Motion capture позволяет превратить актера более или менее в кого угодно, но все-таки это не то же самое, что мультфильм озвучивать: вы же снимаете актеров в каком-то смысле вживую...

— Ну это, конечно, совсем не съемки вживую: артисты увешаны датчиками, и вся информация об их игре, о движениях, жестах, мимике отправляется прямиком в компьютер, а дальше сотни одаренных цифровых художников отрисовывают историю кадр за кадром. Многие люди думают так: о, понятно, Спилберг с Джексоном берут похожего на персонажа актера и подрисовывают на компьютере фон. Но это не так. Актеры вкладывают свой артистизм, свою игру, но у аниматоров нет волшебной кнопки, которая превращала бы Джейми Белла в Тинтина, Энди Серкиса в капитана Хэддока, а Дэниэла Крэйга в Ивана Ивановича Сахарина. Каждый кадр нарисован аниматорами на компьютере ровно так, как Эрже рисовал комикс цветными карандашами. Мы в принципе проделали ту же работу, что и Эрже, но только с использованием инструментов XXI века. При этом на каждый готовый нарисованный кадр уходило еще по 5 часов компьютерной обработки, так что на всю анимацию ушло три года!

— Но все эти пролеты камеры, которая кружит вокруг героев, выныривает постоянно откуда-то?

— Дело в том, что актеры играли не на фоне зеленых стен, но вокруг них выстраивались своего рода виртуальные декорации, а я мог снимать их действия с любых ракурсов, внедряясь в любую сцену с заменявшим мне камеру устройством, которое похоже на джойстик от PlayStation с телеэкраном. Потом я нарезал «отснятое» и отправлял в Новую Зеландию, где аниматоры со студии Питера годами рисовали то, что мы в итоге видим.

— Если потом можно перерисовать актера в кого угодно, как выбирать исполнителя на роль? Чем руководствоваться?

— Вопрос в точку. Я искал исполнителей с расширенным диапазоном актерских способностей. Тех, кто не побоится быть крупнее, чем им привычно представать перед кинокамерой. Перед кинокамерой многие приглушают манеру игры, а я искал как раз тех, кто, наоборот, сыграл бы через край. Потому что сама по себе невероятная приключенческая история к этому располагает. Энди Серкис, например, в этом смысле идеальный актер: приступая к фильму, я первым делом подумал о нем. Он всегда готов переступить любую черту и сыграть кого угодно, от Горлума до Кинг-Конга. Джейми Белл не только крепкий парень (не будь он крепким, не сыграл бы танцора Билли Эллиота), но, что важнее, не боится быть эксцентричным. Дэниел Крэйг чрезвычайно убедительно сыграл запредельного негодяя Сахарина. Все они не боялись играть чересчур ярко, чересчур эксцентрично, чересчур контрастно.

— Кстати, герои комиксов про Тинтина — от Хэддока до Сахарина — выглядят более сложными персонажами, чем центральный, даже собачка Сноуи — и та не так проста, как этот парень. Не было соблазна как-то его усложнить?

— Нет. Я видел Тинтина бойскаутом без страха и упрека — высокоморальным, прямолинейным, бесстрашным. В то же время он кто-то вроде Шерлока Холмса, но с поправкой на то, что парень решает загадки немного в лоб. И он выделяется среди эксцентриков из комиксов Эрже, что подчеркнуто и тем, как Тинтин был нарисован: минимум линий и деталей на фоне гораздо более подробно прорисованных персонажей, которые окружают его. Да, он вроде как прост, но в этом его суть: это делает его идеальным искателем приключений.