Пенсионный советник

«Просто забавная история про современность»

Режиссер Константин Буслов рассказал «Парку культуры» о своем дебюте «Бабло»

Владимир Лященко 14.10.2011, 13:32
__is_photorep_included3801474: 1

Константин Буслов рассказал «Парку культуры» о своем дебюте «Бабло», приключениях чемодана с деньгами и прелестях работы с немедийными актерами

В прокат вышло «Бабло» Константина Буслова — история про приключения чемодана с миллионом долларов, который предназначался для сложной коррупционной схемы со взяткой, но случайно попал не в те руки и изрядно заплутал на просторах бывшего Советского Союза. Кажется, первый в новейшей отечественной киноистории удачный заход на территорию Гая Ричи принес создателям фильма приз за лучший дебют на фестивале «Кинотавр» и положительные отклики критиков и первых зрителей. «Парк культуры» поговорил с режиссером-дебютантом про любовь к гангстерской комедии, Билли Уайлдеру и Вуди Аллену, а также про возможные сравнения с братом Петром.

— Почему вы выбрали для дебюта гангстерскую комедию?

— Хорошо, что вы не сказали «криминальная». В нашем российском кинематографе почему-то нет термина, применимого к жанровой истории, связанной в том числе и с хулиганскими, аутентичными образами, живущими «вне закона», и все используют слово «криминальная». А это сильно отпугивает зрителя, вызывая у него ассоциации с приевшимися телесюжетами канала НТВ. Хотя жанр этот востребован в мире, на Западе, и мне было интересно сделать гангстерскую комедию, ну или, скажем так, комедию положений, отчасти связанных и с криминальными действиями персонажей. Почему? Потому что в нем было

больше пространства для эксперимента, чем если бы я снял, грубо говоря, производственную драму про механизатора и доярку или, того пуще, какое-то экзистенциальное исследование.

Во многих пособиях по сценарному мастерству, на высших курсах (Высшие курсы сценаристов и режиссёров. — «Газета.Ru»), во ВГИКе пишут и говорят: сделайте сначала нормальную, понятную зрительскую историю, а потом уже снимайте скучную «нетленку». Мне было интересно, смогу ли я справиться с такой многофигурной и, на мой взгляд, захватывающей (хотя судить, конечно, зрителю) историей. Сам я уверен, что картина получилась. Особенно после того, как даже в Австралии люди, далекие от нашего постсоветского уклада, все понимали и смеялись, где положено, благодарили, хлопали.

— А не было опасений, связанных как раз с тем, что про западные образцы жанра всё более или менее понятно, а вот русские попытки заделаться «русскими Гаями Ричи» — один стыд?

— Опасений особых не было. Хотелось как минимум попробовать. Конечно, никогда не знаешь, особенно если речь идет о дебюте, нужен ты кому-то со своей историей или нет, получится фильм или нет, но у меня большой продюсерский опыт, а это все-таки учит и режиссуре. Немного опасался, что начнут сравнивать с братом, говорить: «Опять криминал, да эти Бусловы больше ничего не могут». Но, как я уже говорил,

мне не кажется, что это история только про криминал.

Было интересно взять не самый новый, чего уж там, сюжет про чемодан с деньгами и выяснить, как его можно разыграть на нашей почве в современных реалиях. Посмотреть, как люди себя поведут, если на них свалится миллион: как они теряют рассудок, оказываются неготовыми к такому искушению. Для большинства отношения с шальными деньгами строятся просто: украсть и убежать. Мне даже не кажется, что это комедия в чистом виде: тут есть о чем подумать. А если сравнят с Гаем Ричи — сочту за комплимент. Никогда не косил под него, но это один из самых любимых авторов в одном ряду со Скорсезе, Коэнами, Аранофски. Вообще же я все больше классикой интересуюсь: Билли Уайлдера всего пересмотрел, например, Вуди Аллена, Висконти, Минелли, де Сику.

— Но ведь у нас, даже если все придумать хорошо, комедийные актеры все равно часто играют как на капустнике в аду. А в «Бабле» всё в порядке — откуда вы взяли таких живых людей и героев?

— Ну просто надоели эти картонные персонажи — гротескные тупые милиционеры, которые ничего не умеют, не менее шаблонные бандиты.

Может быть, я просто вижу, что мне нужно, а может, просто повезло, но актеры нашлись — пусть и неизвестные, но профессиональные, умеющие слышать.

Хотя, чтобы их найти, пришлось помучиться. Например, актера, который слишком много снимается в сериалах, очень тяжело вывести из сложившегося образа, манеры игры. Да и если бы я набрал звезд каких-то наших, бюджет существенно вырос бы. При этом я уверен, что у нас очень много хороших актеров, которым просто не очень везет: их не замечают и не снимают. Чтобы их найти, в Москве устроили огромный долгий кастинг, в Харьков ездил, в Киев, в Тбилиси нашел фактурных ребят из Театра им. Шота Руставели — Мишу Месхи, Гию Гогишвили и Георгия Гургулия. Но вот про Романа Мадянова (играет в фильме коррумпированного полковника милиции. — «Газета.Ru») сразу более или менее решил, что хотел бы видеть его в фильме: тяжело найти актера в таком возрасте на главную роль, который бы еще не состоялся, но был большим профессионалом. Здесь я сделал исключение. Мадянов — большой характерный актер, он снимается лет с двенадцати. Огромный опыт и профессионализм. Я даже немного побаивался его на пробах — вдруг начнет гнуть свою линию, не услышит меня, но с первой встречи понял, что он подходит идеально. Он и сам говорил, что столько переиграл одинаковых персонажей — такой «мент всесоюзного значения», а тут сразу захотел поучаствовать, потому что его герой живой и сценарий ему понравился. А про то, что Маша Берсенева (в фильме смекалистая проститутка. — «Газета.Ru») играет в сериале «Маргоша», я узнал уже после проб — не видел его, даже и не воспринимал ее как медийное лицо.

— А вы всех героев своего фильма в собственной жизни встречали?

— Ну, образы-то все собирательные, из головы, но узнаваемые. Мне же 40 лет, я не мальчик 25-летний из ВГИКа, который не знает, например, как выглядит тот же состоявшийся милицейский полковник или как должна выглядеть представительница первой древнейшей профессии. Жизнь-то у нас достаточно богатая: жили мы в разное время — и при социализме, и в 1990-е. Поэтому где-то что-то сам увидел, где-то что-то рассказали. А задача режиссера и заключается в том, чтобы улавливать, что творится вокруг, и воспроизвести потом в придуманном тобой мире на экране. Критерий один — верю или не верю, как говорил известный классик.

— В фильме все время творится что-то неладное — бандитизм, коррупция, одни силовые ведомства разводят и грабят другие, но при этом получается весело. Вы хотели делать социальную сатиру или так само получилось?

— Да как-то сама собой эта линия вырисовывалась. Притом что я в «Бабле» никого не обличаю, никаких приговоров не выношу. Это просто такое время, в которое мы живем. Русский же человек ко всему привыкает — не плакать же по этому поводу, но и врать не хочется. Это просто забавная история про современность.

— А где все-таки в этой реальности люди, которые не заняты в преступной деятельности?

— Так это же приключенческая история, увлекательная, жанр — вот и профессии яркие, зрелищные. А дальше я бы мог снять что-то и из жизни хирурга или фотографа. Про кино давно не было фильмов, кстати.