Им бы в небо

Новый видеопроект группы АЕС+Ф «Allegoria Sacra»

Фотография: Ìóëüòèìåäèà Àðò Ìóçåé

В московском Мультимедиа Арт Музее проходит показ нового видеопроекта группы АЕС+Ф «Allegoria Sacra». Панорамное 6-канальное произведение продолжает эстетическую линию, заявленную в прежних опусах – «Последнем восстании» и «Пире Трималхиона», однако, по замыслу авторов, «Священная аллегория» должна положить начало трилогии на тему Ада, Рая и Чистилища.

На протяжении всей своей карьеры (довольно длительной: первое упоминание о трио под названием АЕС относится к концу 1980-х) соавторы в лице Татьяны Арзамасовой, Льва Евзовича, Евгения Святского и примкнувшего к ним позднее Владимира Фридкеса стремились к эпохальным художественным высказываниям. Сделав ставку на мультимедийность, коллектив предпочел дерзким авангардным экспериментам величественную многозначительность. Предыдущими апофеозами на сем поприще стали видеопроекты «Последнее восстание» и «Пир Трималхиона», фигурировавшие на Венецианской биеннале в 2007 и 2009 годах. Создание масштабных метафорических «полотен» решено было продолжить: теперь

АЕС+Ф замахнулись на трилогию, где находила бы выражение их авторская концепция Ада – Рая – Чистилища.

Первым подвергся интерпретации и переосмыслению с сегодняшних позиций образ Чистилища. Вроде бы логично было предположить, что художники примутся черпать аллюзии из «Божественной комедии» Данте Алигьери, однако никаких следов обращения к этому источнику в их новой работе не замечено. Зато очевиден отсыл к другому великому итальянцу – венецианскому живописцу Джованни Беллини. Само название проекта «Allegoria Sacra» позаимствовано у знаменитой картины этого автора, хранящейся в галерее Уффици. К тому же в течение всех сорока минут, что длится видео, на суперэкране то и дело появляются визуальные цитаты из Беллини – скажем, пронзенный стрелами святой Себастьян, апостол Павел с саблей в руке или персонажи в восточных одеяниях. Но говорить об «экранизации» ренессансного шедевра не приходится. В этом постмодернистском коктейле из изобразительных мизансцен (не только беллиниевских), голливудских штампов, комиксоидных мотивов, религиозных символов, сновиденческих метаморфоз и жизненных наблюдений содержится слишком много такого, что к традиционным представлениям о загробном мире не имеет ни малейшего отношения.

Собственно, даже выбор «Священной аллегории» в качестве лейтмотива не особенно привязывает этот проект, спродюсированный галереей «Триумф», к христианским канонам, поскольку метафизический смысл картины Беллини по сию пору не расшифрован.

Версия о том, что в ней и впрямь явлен образ Чистилища (в которое, кстати, верят католики, но не протестанты и не православные), остается спорной. Надо полагать, при обращении к «Allegoria Sacra» квартет художников руководствовался скорее ощущениями, нежели твердым пониманием мистических коннотаций. Да и нынешнюю публику потаенные знаки и значения времен позднего Кватроченто вряд ли так уж волнуют – разве что тех, кто попался на удочку Дэна Брауна... Иначе говоря, АЕС+Ф пользуются старинными аллегориями лишь для создания особого эмоционального фона, чтобы атрибуты сегодняшнего дня (вроде авиалайнеров, инвалидных кресел и клюшек для гольфа) не слишком снижали пророческий градус их «мистерии». Похожая тактика применялась и в прежних работах арт-группы.

Любителям связных сюжетов с прологом, кульминацией и развязкой рекомендовать этот фильм было бы негуманно.

Все намеки на фабулу здесь так и остаются намеками, а циклическое появление в кадре одних и тех же героев можно отнести на счет «драматургии сна», когда повторяемость персонажей вовсе не означает преемственности их ролей. Линия «полуяви-полусна» акцентирована и самой пластикой видеоизображения, которое сформировано не столько «киношными», сколько фотографическими и анимационными средствами. Картинки-пантомимы оживают лишь наполовину, постоянно натыкаясь на невидимые зрителю виртуальные «преграды» – это тоже фирменный прием АЕС+Ф. Словом, заспойлерить данное произведение сложно, поскольку пересказу оно не поддается. Если поначалу здесь еще проглядывает подобие нарратива (авторы презентуют пассажиров, томящихся в зале ожидания международного аэропорта), то дальнейшее действие представляет собой череду непредсказуемых фантасмагорий. Самолет превращается в китайского дракона, папуасы в боевой раскраске целуются с инопланетными стюардессами из летающей тарелки, с неба падают отрубленные мужские головы, барышни катаются верхом на кентавре, а вместо умирающего старика на одре возникает гибрид младенца с сороконожкой – и все это под музыку Шопена, Чайковского и Вивальди.

Спросите, при чем тут Чистилище? Ну а кто знает наверняка, как именно оно должно выглядеть в постиндустриальную эпоху? Некоторые вообще уверены, что не существует такой институции, равно как и парадиза с преисподней. Не переставать же из-за этого фантазировать на тему странствий души... Нынешний опус от АЕС+Ф как раз и предлагает окунуться в аллегорический мир, где правят тревожные предчувствия и вспоминаются былые грехи. Правда, очищения и искупления здесь никто не гарантирует.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2

Главное сегодня