Пенсионный советник

«Торговать лояльностью не собираемся»

Интервью с основателем проекта «Кинобизон» (kinobizon.ru) Сергеем Бондаревым

Владимир Лященко 29.04.2011, 10:30

Организатор интернет-издания «Кинобизон» и бывший главред «Бюллетеня кинопрокатчика» Сергей Бондарев рассказал «Парку культуры» о своем новом проекте, о том, за чьи интересы борется нынешний «Бюллетень кинопрокатчика», кому выгодно тормозить введение единого электронного билета в кинотеатрах и как сделать так, чтобы репертуар в кинотеатрах страны отличался бы большим разнообразием

В середине апреля бывший главный редактор «Бюллетеня кинопрокатчика», а впоследствии сотрудник кинопрокатных компаний «Вольга», «Кино без границ» и «Централ Партнершип» Сергей Бондарев запустил проект «Кинобизон» (kinobizon.ru) — обзорно-аналитическое интернет-издание, посвященное кинобизнесу в России. Автор проекта обещает рассказывать всю правду о том, как зарабатываются и тратятся деньги в российском кинопрокате, привлекая в качестве информаторов всех участников бизнес-процессов в кино — от закупщиков и директоров региональных кинотеатров до кинопрокатчиков из дистрибуционных компаний и топ-менеджеров главных киносетей. Корреспондент «Парка Культуры» встретился с Сергеем, чтобы обсудить перспективы правдорубства в киноиндустрии.

— Запуск проекта совпал с переменами в «Централ Партнершип» (увольнение президента компании Рубена Дишдишяна) — удача в смысле новостного повода...

— Было желание открыться месяц назад, но нам очень долго делали «настоящий большой киносайт», работа затягивалась, а «админка» (система управления сайтом — прим. «Парка культуры») просто привела в отчаяние своей сложностью. Так что мы обратились к одному разработчику очень популярных блогов (имя он просил не называть), который на платформе WordPress сделал нам сайт «Кинобизона» за двое суток. И это оказалось то, что сейчас нам нужно. И если бы мы запустились неделей раньше, то и какая-то другая информация появилась бы раньше. Я бы, например, среагировал на покупку Александром Роднянским части A Company (крупная европейская кинокорпорация — прим. «Парка культуры»). Интенсивность изменений на рынке настолько велика, что если я понимаю, что Роднянский уже дает интервью «Слону», то у меня нет необходимости гнаться за этой новостью и как-то ее комментировать. Но если я знаю что-то, чего не знает рынок, то я об этом сообщаю — в максимально, надеюсь, корректной форме.

— А как пришла в голову идея kinobizon.ru? Вы до 2008 года были главным редактором «Бюллетеня кинопрокатчика», потом работали в кинодистрибуции, а теперь собираетесь конкурировать с «Бюллетенем»?

— Из «Бюллетеня» я в свое время ушел, поскольку был приглашен в выходящую на рынок «Вольгу» создавать кинопрокатный отдел. Какие-то вещи, конечно, я знал, какие-то мы узнавали вместе с коллегами, и часть команды, которая сейчас там работает, была набрана в то золотое для меня время. Но через какое-то время работы в «Вольге», а затем в «Централ Партнершип» я начал понимать, что не получаю информацию о кинорынке в том виде, в котором раньше она мне была доступна, не понимаю его тренды, выпал из информационного потока. В «Бюллетене» работа была организована таким образом, что в любой момент я и мои коллеги могли рассказать рынку, что происходит с тем или иным релизом и почему. Работая же в кинопрокатной конторе, я оказался в ситуации, когда не мог понять, почему, например, тот или иной фильм не выходит. Это меня чрезвычайно расстраивало. Как девочку в сказке про дудочку и кувшинчик. Чем дальше, тем сложнее было понимать подводные течения рынка. Были цифры бокс-офиса, было то, что говорят дистрибьюторы, но я не слышал, что говорят кинотеатры. Обратная связь с кинотеатрами, которая была организована в «Бюллетене кинопрокатчика», позволяла не просто быть в курсе состояния рынка, а вскрывать какие-то проблемы кинобизнеса и в долгосрочной перспективе влиять на ситуацию. Было бы неприятно жертвовать включенностью в кинопроцесс, стремлением его изменить, которое меня двигало, ради выгоды, ради какого-то плюса к зарплате. Отсюда, наверное, и возникло желание сделать ресурс, который был бы абсолютно независим от рекламных агентств, от кинопрокатчиков и в то же время не потакал бы кинотеатрам.

— «Бюллетень кинопрокатчика» сейчас не является таким изданием?

— Непосредственный владелец «Бюллетеня» — агентство Metropolitan E.R.A., учредителями которого, в свою очередь, являются учредители коммуникационной группы (или попросту рекламного агентства) «Планета Информ» Андрей Шишканов, Дмитрий Литвинов и Наташа Рогаль, очень уважаемые мною люди и профессионалы в своей области, с сильной интуицией и удивительным нюхом на тренды. Их рекламное агентство обслуживает интересы разных дистрибуционных компаний и российских продюсеров помимо прочего. Совсем недавно они стали обслуживать «Централ Партнершип» — помогать им с продвижением фильмов компании Paramount и зарубежных проектов. До меня, как и до большого числа людей, доходили разные слухи (не знаю точно, правда это или нет), что сейчас практически каждый выпуск «Бюллетеня кинопрокатчика» вычитывается в одной кинокомпании, которая в прошлом году была одним из лидеров по сборам. Если слухи подтвердятся, это убьет всю идею того, ради чего я и мои коллеги работали в БК пять лет, ради чего «Бюллетень» вообще затевался как независимое издание, убьет рынок, который не получает информацию в том объеме, в котором он должен ее получать. И если у сетей кинотеатров есть уже некоторое вполне обоснованное недоверие к БК, заставляющее их перепроверять информацию, то небольшие региональные кинотеатры сейчас вынуждены беспрекословно доверять изданию, которое вполне может лоббировать чьи-либо интересы или отсылать на вычитку в дистрибуционную компанию каждый номер, за который кинотеатры, между прочим, платят нормальные деньги — примерно среднюю зарплату менеджера в отделе маркетинга регионального кинотеатра. Складывается порочная ситуация, когда интересы рекламного агентства могут влиять на объективность картины, которую формирует издание. И насколько я знаю, это уже происходило: о каких-то фильмах писалось, какая-то открытая и доступная всему остальному рынку информация умалчивалась и не анализировалась. Это же тонкий момент. Ты можешь не написать в издании, которое читает каждый кинотеатр страны, всего пару строк о фильме, пару абзацев — и компания-дистрибьютор зарабатывает на полупустых залах, рекламное агентство умывает руки, а кинотеатры теряют прибыль.

— Сколько у вас человек, как вы получаете информацию?

— В проекте на данном этапе участвуют в качестве авторов два человека — я и мой товарищ Саша Дьяков, который до этого работал в компании «Кино без границ» и которого я давно и хорошо знаю: учились вместе. Информацию получаем из разнообразных источников. Есть база адресов и телефонов — более 600 площадок, с кем-то из которых я уже успел связаться, с некоторыми еще нет: нет времени. Мы еще не делали рассылку по кинотеатрам, но будем ее делать обязательно. Сначала нужно заготовить какой-то контент на сайте, а потом уже предложить людям то, о чем они думали, но, может быть, не знали. Ни о чем сверхъестественном мы не пишем — раньше такое публиковалось раз в неделю в «Бюллетене кинопрокатчика». Сейчас я стараюсь реагировать оперативно на каждое крупное событие или то, что таковым может стать для кинотеатров.

— Какими ресурсами вы сейчас располагаете? Есть перспективы окупаемости? На что живет проект?

— Пока мы живем на мои средства. Недели через три-четыре, думаю, наберем вес: на аудиторию в 5000 человек мы хотели выйти к концу первого месяца работы. И вообще я думал, что в первую неделю у нас будет посещаемость человек в 200, а сейчас 200 человек на нас уже подписано только на Facebook, еще какое-то количество в vkontakte, где мы никак себя не рекламировали. Бывшие коллеги рассылали ссылки по друзьям. Сережа Иванов и Дмитрий Goblin Пучков, видимо, упомянули нас на сайте oper.ru, потому что оттуда пришло много людей — в итоге получилось, что на стартовой неделе к нам за 5 дней пришли 11000 человек. Возможно, на каком-то этапе мы станем интересны как площадка для рекламодателей-дистрибьюторов. Нам не нужны все деньги мира, но от доходов мы не откажемся. Только с одним условием: без условий. Торговать лояльностью не собираемся.

— Круг читателей не ограничивается профессионалами, которые задействованы в дистрибуции, производстве кино?

— Главное было привлечь внимание кинотеатров, показчиков, потому что они точно лишились в последнее время объективной оценки состояния кинорынка. И это понималось как задача номер один. Я понимаю, что им нужно, что они хотят услышать, о чем они хотят узнать, хотя не всегда и не во всем с ними согласен. Информация о кинорынке, что важно, интересна не только букерам кинотеатров, но и сотрудникам отделов маркетинга, рекламы, вплоть до владельцев кинотеатров, которым хотелось бы знать, каким это образом их менеджеры по букингу, не имеющие ни малейшего понятия о кинопроцессе, определяют, что показывать в кинотеатре. Всем интересно.

— Кнопка «пишите нам» работает?

— Да, присылают разное: иногда присылают письма дистрибьюторов, иногда аудиозаписи телефонных разговоров, из которых становится понятно, как устроена закулисная логика выпуска или невыпуска того или иного фильма. Я не могу выкладывать эти записи, чтобы не подставлять кинотеатры, но могу понимать политику решений о постановке той или иной картины. Понимать, почему российский ромком, снятый на деньги Фонда кино, был поставлен одним сеансом во многих кинотеатрах на старте, хотя это большой проект крупного дистрибьютора.

— Что за люди пишут, откуда?

— Пишут из кинотеатров Красноярска, Краснодара, Новосибирска, Самары... Говорят, что ужасно нравится. Критикуют. Просят опубликовать рецензию на фильмы следующего уикенда. Кто-то звонит поспорить, сказать: «Бондарев, ты какую-то чушь написал». И есть ощущение, в общем, что я разговариваю с людьми, а не с бездной. Проговорил четыре часа с кинотеатром, с другим — узнал столько нового о рынке, о том, как кинотеатры воруют деньги у дистрибьюторов, как их самих зажимают дистрибьюторы, не желая вступаться за них перед РАО, и как что они собираются делать со всем этим, когда введут единый электронный билет, — это все теперь нужно проверять и публиковать. Правительство испытывает сейчас на себе мощнейшее лобби кинопромышленников, сумевших доказать ему, что постройка 2,5 тысяч кинозалов решит все проблемы киноотрасли. Но как насчет решения проблемы с Единым электронным билетом? А проблема с РАО, которому кинотеатры до сих пор обязаны отчислять в пользу композиторов 3% со своей доли сборов как российских, так и зарубежных картин? Отчасти поэтому площадки сейчас и сопротивляются введению единого электронного билета, потому что РАО сможет официально получать доступ к информации о сборах кинотеатров, что сильно облегчит процедуру подачи исков против кинотеатров. Почему об этом не пишут СМИ, я догадываюсь: невозможно разобраться в ситуации, когда из двух изданий о кинобизнесе одно существует в виде сайта, для которого не существует проблем кинотеатров, а второе якобы обладает «эксклюзивной» информацией, но который год рассылается за энную сумму денег по засекреченному кругу игроков индустрии.

— Как, кстати, вообще быть с РАО?

— Если процент снизят до 0,3%, как предлагается сейчас продюсерами, кинотеатры, вероятно, согласятся платить. Но с электронным билетом останутся другие сложности. Например, тендер на его введение выиграла одна государственная организация, которая бесконечно долго его вводит, софт устарел еще пару лет назад и устаревает каждую секунду... Вы, например, знаете, почему это происходит, куда все это движется и почему больше никто не торопится заявлять новые даты ввода Единого электронного билета? И я не знаю. А хотелось бы.

— Что за люди работают в этой индустрии?

— На кинорынках последних нескольких лет я наблюдал невероятное количество девочек-мальчиков, которые видели до прихода в индустрию одних «Пиратов» и «Трансформеров», понятия не имеют, почему стоит верить в режиссера Спилберга и его новый продюсерский проект, а не кинокомикс на той же дате. Сейчас эти люди отвечают за составление репертуарной политики отдельно взятого мультиплекса или двухзальника, куда по уикендам забивается целый район в 50–70 тысяч человек, а иногда и целые города. Их никто ничему не учит, никто не предлагает достоверной информации, они не знают основ букинга и истории современного кино. Они не знают, что можно не верить кинопрокатчикам, которые засовывают тебе в кинотеатр по самые гланды блокбастер № 1, шантажируя блокбастером № 2, а в довесок ставят криминальную драму со звездой 70-х, называя ее «супербоевиком», или малобюджетную комедию, которая в жизни никогда денег не соберет. Я хочу сделать «Кинобизон» площадкой, где нужную информацию сможет получить любой букер рынка, в том числе букер, вышедший на работу в кинобизнес три месяца назад, у которого может не оказаться времени освоить и проанализировать историю мирового кино и тренды индустрии, но перед которым стоит задача расписать мультиплекс. Плюс есть огромное число людей около кино, которые мечтают попасть в киноиндустрию, но плохо представляют себе, что это вообще такое. У меня было огромное количество иллюзий, когда я перешел на сторону кинодистрибуции. Я думал, что отношение к картинам, с которыми работаешь, должно быть по крайней мере уважительным. Но подходы очень разнятся. И меня как человека, который радеет за новый фильм Миядзаки или, скажем, Александра Ажа, это сильно ломало и вымотало.

— То есть вы хотите привлечь энтузиастов, подобных вам?

— Киноманам и блогерам, которые подумывают о том, чтобы поработать в кинобизнесе, негде брать информацию о его мироустройстве. Если бы тот же «Бюллетень кинопрокатчика» был бесплатным и независимым изданием, это подарило бы людям, которые ничего не знают о кинопрокате, о методах, о технологиях букинга, возможность обучиться основам маркетинга, букинга, проката. Эти люди, возможно, могли бы даже изменить кинобизнес в России, но у них нет точки входа в индустрию. И сейчас, когда Эдуард Пичугин (основатель киносети «Кронверк-Синема» — прим. «Парка культуры») говорит о том, что собирается реализовать программу «Кино-Сити», чтобы у нас к 2020 году было на 2500 кинозалов больше, у меня возникает вопрос: а кто там будет работать? Я не представляю себе ситуацию, в которой один Санкт-Петербургский Государственный институт кино и телевидения или ВГИК поставят России такое количество специалистов, которые смогут управляться с репертуарами кинотеатров в ближайшее время, отличать хорошее кино от плохого, а коммерческое — от халтуры с претензией, которая никогда денег не соберет даже при миллиардных вложениях в рекламную кампанию. У нас нет такой системы образования. Но если есть люди, которые готовы потратить год жизни, чтобы обучиться азам, пусть и читая регулярно сайт, чтобы уйти с нелюбимой работы в киноиндустрию, где они могут пригодиться и реализоваться, я буду очень рад. Пусть это будут 20, 30 или 150 человек — одинаково здорово.

— Это возможно только за счет идейной составляющей — только потому, что есть люди, которым интересно показывать другое кино, а не только то, которое продается пачками в тысячу залов? Или все-таки это может работать как бизнес?

— Я против того, чтобы заниматься благотворительностью в кино. Я считаю, что нужно давать шанс картинам, но шанс, который бьет по бюджету или кошельку кинотеатров, — это паршивый шанс. После того как ты дал шанс провальному фильму, шанс не дадут уже тебе. Ты не должен рисковать своей работой — ты должен понимать, на каких картинах ты можешь заработать. Когда мы с командой запускали «Миллионера из трущоб», все было плохо и неизвестно, кроме 11 номинаций на «Оскар». Это был первый релиз компании, полное безумие. Но наша базовая оценка картины была правильной, благодаря чему нам удалось не только услышать сомнения кинотеатров, но ответить на них и развеять — и успех был совместным успехом компании-дистрибьютора, кинотеатров и зрителей. Но сейчас в региональных кинотеатрах полно людей, которые не могут объяснить, почему им кажется, что та или иная картина может не сработать. Как такие люди могут работать в кинотеатрах, блокируя для зрителей множество картин, которые они могли бы увидеть? Давайте вместе научимся выражать точку зрения, артикулировать позицию.

— Получается довольно-таки просвещенческая позиция...

— Я педагог по образованию. Хотя никогда не думал, что буду заниматься чем-то подобным.