Пенсионный советник

«Принимать неправильные решения очень важно»

Интервью с режиссером фильма «Исходный код» Данканом Джонсом

беседовал Максим Эйдис 31.03.2011, 19:44
guardian.co.uk

Режиссер фильма «Исходный код» Данкан Джонс побеседовал с корреспондентом «Парка культуры» о фильмах, вдохновлявших его новую картину, детях, читающих научную фантастику, и вариантивности реальности.

Сегодня в прокат выходит «Исходный код» — второй фильм автора «Луны 2112» сына Дэвида Боуи Данкана Джонса. Героем фильма стал солдат, приходящий в себя в чужом теле в вагоне электрички за восемь минут до взрыва. Эти восемь минут он и будет переживать следующие полтора часа — пока не сможет предотвратить катастрофу. Картина, как и «Луна», вновь получилась отчетливо ностальгическая, напоминающая о восьмидесятнической фантастике с ее рассуждениями об ответственности ученого перед человечеством, а по структуре фильм явно осознанно напоминает «День сурка». В преддверии премьеры «Парк культуры» связался с режиссером.

— Кажется, что у «Исходного кода» есть большая и достойная кинородословная – расскажите, какими картинами вы вдохновлялись? И почему вам близки именно эти фильмы?

— Ну, я думаю, что на Бена Рипли, который писал сценарий, повлияли разные фильмы, которые он собрал вместе... «Осторожно, двери закрываются», «Взлетная полоса» Криса Маркера, комедия «День сурка»... Даже телесериал «Квантовый скачок». Для меня тоже было важно отдать дань уважения своим предшественникам там, где я мог это сделать: например, в фильме звучит голос актера Скотта Бакулы (он озвучивает отца Колтера), сыгравшего в «Квантовом скачке».

— Второй подряд фантастический проект — это ваш осознанный выбор или стечение обстоятельств?

— Честно говоря, всего понемногу. Я люблю научную фантастику, и мне нравится идея, лежащая в центре «Исходного кода». Но то, что меня действительно увлекло в этом проекте, – возможность сделать что-то помимо sci-fi. Ведь «Исходный код» — и мелодрама, и детектив, и триллер, и боевик. Все вместе. Также я почувствовал, что здесь у меня есть шанс сделать сценарий повеселее, получить удовольствие от работы с комедийными моментами... Хотя в основном «Исходный код» для меня — шанс поработать с Джейком Джиленхоллом: я искренне восхищаюсь им и люблю смотреть, как он играет.

— Фантастику часто считают инфантильным жанром, в котором можно поиграться со сложными механизмами и помечтать о человекоподобных роботах. Вас же явно интересует нечто принципиально другое. Что такое фантастика для вас?

— Хотел бы я посмотреть на ребенка, который читает Станислава Лема! Или Филиппа К. Дика... Или Джеймса Балларда... То, что мне нравится в фантастике, – она имеет дело с гипотетическим «а что, если…» А что, если бы мир был таким? А что, если он не существует? Научная фантастика – жанр для всех возрастов и был таким с самого начала. Может, нам потребовалось немного больше времени, чтобы сделать фильм как следует, но мы довольны результатом.

— Уже во втором подряд фильме твой герой существует как бы в нескольких версиях. Это совпадение? Вы верите в вариативность реальности? Хотели бы увидеть, как изменилась бы ваша жизнь, сверни вы в другую сторону на том перекрестке?

— Не знаю. Думаю, я понимаю теорию параллельных реальностей и то, что их существование может помочь объяснить многие необъяснимые события... Но я ни в коем случае не уверен во всем этом. Для меня это лишь теория. Что же касается того, хотелось бы мне самому увидеть альтернативную реальность... Снова не знаю! Могу только сказать, что, по-моему, принимать неправильные решения очень важно для личного развития человека и вряд ли возможно прожить жизнь, не расплачиваясь за собственные ошибки.

— Следующим после «Луны» должен был стать фильм «Mute». За это время его идея претерпела какие-то изменения? На каком этапе сейчас находятся съемки?

— Сценарий «Mute» я написал еще до «Луны» и твердо намерен рано или поздно реализовать его. Он немножко похож на признание в любви «Бегущему по лезвию», вот только трудно сдвинуть его с мертвой точки... Сейчас мой план – сначала сделать по нему графический роман и посмотреть, что из этого получится. Для меня это шанс наконец-то увидеть эту историю воплощенной, а для тех, кому я так долго рассказывал о ней, возможность попробовать на вкус, что я имел в виду.