Спрячь за тюремным забором супругу

В прокат выходит фильм «Три дня на побег»

Дарья Горячева 19.11.2010, 11:20
Кадр из фильма «Три дня на побег»

В прокат выходит «Три дня на побег» с Расселом Кроу — голливудский ремейк французского триллера о том, как простой учитель был вынужден ради любви взять в руки пистолет и заделаться уголовником.

Несколько колких реплик, и Лара (Элизабет Бэнкс) обрушивается со скандалом на собеседницу. Вообще-то Лара — симпатичная современная женщина, обожающая мужа — школьного учителя Джона (Рассел Кроу) и удачно совмещающая карьеру с воспитанием сына. Но, когда полиция обнаружит труп начальницы Лары, женщину упрячут в тюрьму по обвинению в убийстве и повышенная эмоциональность героини превратится в дополнительную улику. Три года Джон безрезультатно обивает пороги судов, а потом берет быка за рога и обращается за советом к бывшему зэку, слывущему специалистом по самовольному освобождению из-за решетки.

«Три дня на побег» — ремейк картины француза Фреда Кавайе,

главную женскую роль в том фильме сыграла Диана Крюгер. И хотя оригинал не выходил в прокате ни у нас, ни в США, упомянуть о нем стоит: динамичный триллер про тихого преподавателя, который отложил указку и взял в руки оружие, был тепло принят и номинирован на премию «Сезар» за лучший дебют. При переносе на голливудскую почву камерный шарм европейского кино часто оказывается погребен под грудой бессмысленных спецэффектов, мельтешением звезд и студийными стандартами — так, например, недавно случилось с ремейком «13» Гелы Баблуани. «Три дня на побег», по счастью, приятное исключение из правил. Режиссеру оскароносной криминальной драмы «Столкновение» Полу Хаггису удалось взять от французской картины лучшее, отполировав идею и исполнение практически до совершенства.

Вспоминать тюремную классику вроде «Побега из Шоушенка» в контексте «Трех дней на побег» бесполезно: суровые будни заточения остаются за кадром, а основные события происходят на воле.

Картину Пола Хаггиса уместнее отнести к жанру фильма-ограбления, только кража здесь происходит не из банка или музея, а из питтсбургской тюрьмы, а в качестве сокровища выступает супруга. Утверждать, что «Три дня на побег» — кино реалистичное, было бы, разумеется, преувеличением (хотя бы потому, что в реальности из упомянутой тюрьмы никто не никогда не сбегал, а трое попытавшихся были убиты), зато фильму удается соблюсти достоверность на уровне психологии. Вчерашний учитель литературы вынужден думать о фальшивых паспортах и путях к отступлению, но из добродушного отца семейства матерый уголовник не получается по мановению волшебной палочки. Одна из самых пронзительных сцен фильма — когда герой мнется с пистолетом перед банком: ему срочно нужны деньги на организацию похищения, но на ограбление он так и не решается — это не то, чем привык заниматься человек, рассказывающий детям про «Дон Кихота».

Фундаментальное различие между ремейком и оригиналом зашифровано в названиях:

французский картина называется «Для нее», и это в первую очередь романтическая история о том, на что может пойти человек ради любви. Американский фильм именуется более прагматично (дословно «Следующие три дня»), и смысл у него соответствующий: любовь — это, конечно, хорошо, но в таком деле необходим детальный расчет. План героя французской ленты попроще, ему активно помогает судьба, и в этом чувствуется изрядная доля условности. Хаггис не делает для своего персонажа скидок, и при этом ему важно, чтобы все, что проворачивает Джон, мог сделать любой обыватель. Инструкции по тому, как смастерить в домашних условиях липовый ключ или как открыть чужую машину с помощью теннисного мяча, герой находит в интернете, и Хаггис клянется, что такие ролики действительно есть на YouTube. С той же дотошностью Хаггис перелопачивает персонажей, вводит для усиления новых участников и расширяет роль старых. Результат налицо: относительно абстрактные муж и жена обзаводятся сложносочиненными характерами, а самоотверженный подвиг превращается в элегантную аферу, кусочки которой складываются в интеллектуальный паззл.

Впрочем, у «Трех дней на побег» есть все же одна проблема:

сюжетная интрига фильма оказывается в заложниках у бронебойного актерского состава, которым ремейк обзавелся по пути на американские экраны. Взять, например, Рассела Кроу. Сколько бы его персонаж ни прикидывался простачком, наивно спрашивая у продавца в оружейном магазине «А куда здесь патроны вставлять?», в том, что герою «Гладиатора», «Гангстера» и «Робин Гуда» по силам вызволить любимую из тюрьмы, не возникает ни капли сомнения. Нет сомнений и в том, что подруга главного героя в исполнении Оливии Уайлд (Тринадцатая из «Доктора Хауса») проявит в нужный момент толерантность: слишком долго доктор Хаус вдалбливал своим подопечным, что закон и справедливость не всегда идут рука об руку.