«Ставка в 1% — это компромисс»

Интервью с директорами РСП и РОСП

Thinkstock/Fotobank.ru
На вопросы «Парка культуры» ответили оба претендента на место сборщика авторских отчислений с импортеров и производителей звукозаписывающей техники и информационных носителей – руководители Российского союза правообладателей и Российского общества по смежным правам. Спор между ними будет, скорее всего, решаться в суде.

Опубликованное на этой неделе постановление правительства № 829 «О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях», более известное как «налог на чистые болванки», внесло наконец ясность, сколько будут собирать денег с производителей и импортеров носителей информации. Понятно стало, и какие изделия/аппаратура будут этими сборами облагаться.

Однако вопросы остались: какой процент от собранного пойдет сборщику этого новоявленного налога? И, главное, как же будут распределяться собранные средства среди авторов, исполнителей и изготовителей фонограмм и аудиовизуальной продукции, кому сколько дадут?

Совершенно непонятна ситуация и с организацией, которая будет осуществлять эти сборы. О своей готовности собирать и распределять деньги заявили два претендента. Это Российский союз правообладателей (РСП), организация, созданная в ноябре прошлого года Союзом кинематографистов России, Российским авторским обществом и Всероссийской организацией интеллектуальной собственности. Его соперник — организация под названием Российское общество по смежным правам (РОСП). РОСП существует уже много лет, более того, именно РОСП поставили собирать эти сборы еще в 1995 году («налог на болванки» предусмотрен нашим законодательством с 1993 года, просто эта норма была «мертвой», неработающей). Но, поскольку механизм осуществления сборов тогда законодательно не прописали, никаких денег все эти годы РОСП практически не собирал.

Теперь, с выходом постановления правительства, никаких препятствий к сбору средств не осталось, однако, кто же будет собирать, совершенно неясно. Состоявшееся 20 сентября заседание аккредитационной комиссии при Росохранкультуре, которое и должно было выбрать «уполномоченного мытаря», так и не вынесло никакого решения, хотя все сроки давно прошли.

«Парк культуры» побеседовал с представителями обоих претендентов. На наши вопросы ответили исполнительный директор РСП Александр Сухотин и исполнительный директор РОСП Анжелика Коротаева.

— РСП запрашивало ставки налога на носители и средства копирования в размере 3% для чистых дисков и 1% для аппаратуры, а РОСП — 5% для чистых дисков и 3% для аппаратуры. Постановлением же правительства РФ введен другой тариф: 1% на все — и диски, и аппаратуру. Готовы ли вы работать по этой схеме или будет добиваться принятия «своих» тарифов?

Александр Сухотин: — Мы готовы работать в тех рамках, которые определены российским законодательством и постановлением правительства. В том числе в части механизмов сбора вознаграждения и установленных ставок.

Необходимо понимать, что система сбора вознаграждения за частное копирование вводится в России впервые, и наша задача на ближайшее время — выработать у граждан понимание того, что использование результатов интеллектуальной деятельности не может происходить без должной компенсации для тех, кто эти результаты создает. С другой стороны, установление ставки на европейском уровне (а там средние ставки составляют 4—6% от стоимости оборудования и носителей) могло бы крайне негативно сказаться на стоимости музыкального оборудования, которым пользуются миллионы граждан. В таких условиях ставка в размере 1% представляет собой некий компромисс, позволяющий соблюсти баланс интересов как правообладателей, так и потребителей результатов их интеллектуального труда.

Анжелика Коротаева:— Это не налог, это вознаграждение, деньги правообладателей. Что касается установленного размера — это постановление правительства, оно решило так, как считает лучшим для импортеров и правообладателей. РОСП готово работать и по этой схеме. Суть не в том, какой процент, суть в том, чтобы наладить сбор данного вознаграждения. Этот сбор вообще отсутствовал на территории России. В организации РОСП этот сбор налажен, есть практика по сбору данного вознаграждения, проделано очень много работы. И, как только будет приказ об аккредитации, мы готовы начать работу. Мы будем работать по тем тарифам, которые установило правительство.

— В постановлении установлено распределение средств авторам: 40% — авторам, а исполнителям и изготовителям — по 30%. Какую часть из собранных средств предполагается направить на выплату правообладателям и по какой схеме? Какова будет общая схема распределения денег?
Александр Сухотин: — В соответствии с п. 4. ст. 1243 ГК РФ организация по управлению правами на коллективной основе вправе удерживать из вознаграждения суммы на покрытие необходимых расходов по сбору, распределению и выплате вознаграждения, а также суммы, которые направляются в специальные фонды, создаваемые этой организацией с согласия и в интересах представляемых ею правообладателей, в размерах и в порядке, которые предусмотрены уставом организации. Уставом РСП предусмотрено, что решения о предельных размерах отчислений на покрытие расходов организации и размерах сумм, направляемых в специальные фонды, принимаются советом РСП.

Во исполнение требований устава Совет РСП установил предельный размер сумм, удерживаемых на покрытие расходов организации в размере 15% от сумм собранного вознаграждения. Совет также утвердил предельный размер сумм, которые могут быть направлены в специальные фонды, в размере 20% от сумм собранного вознаграждения. При этом необходимо подчеркнуть, что решений о непосредственном создании каких бы то ни было фондов (как того требует устав) совет не принимал. Если такие фонды и будут созданы, то созданы они будут исключительно в целях поддержки отечественных правообладателей, а именно материальной поддержки ветеранов кино, проведения культурных мероприятий, поддержки молодых начинающих режиссеров, исполнителей и продюсеров и т. п.

Таким образом, на сегодняшний день на выплату правообладателям предполагается направлять до 85% от собранного вознаграждения. После удержаний на покрытие расходов аккредитованной организации вознаграждение должно быть выплачено правообладателям в вышеуказанной пропорции: 40% — авторам, 30% — исполнителям, 30% — изготовителям фонограмм или аудиовизуальных произведений.

Анжелика Коротаева:— На содержание аппарата мы предполагаем потратить не более 10% от собранной суммы. Причем, если сборы будут больше ожидаемых, мы можем и уменьшить этот процент. Суммы ожидаются большие; по предварительным расчетам, выходило, что речь идет о миллионах долларов. Сейчас, конечно, будет меньше, но ненамного. При этом РОСП все оставшиеся 90% будет отдавать на распределение. Однако если правообладатель захочет отказаться от своего вознаграждения в пользу фонда помощи нуждающимся киноактерам, то мы поможем. Но не будем заявлять также громко, как РСП, что 60% будет отправляться в фонды или на раскрутку сети кинотеатрам. Мы считаем, что это деньги правообладателей. Как они решат ими распорядиться, так и будет.

— Каким образом собранные средства будут распределяться среди правообладателей? Как будет определяться, сколько получит тот или иной автор и исполнитель?

Александр Сухотин: — Система распределения вознаграждения между конкретными авторами, исполнителями, рекорд- и кинокомпаниями будет основываться на статистических исследованиях и сборе максимально объективных сведений. Речь идет о детальном анализе информации об объемах розничных продаж музыки и кино на дисках и других видах носителей (в т. ч. через интернет), объемах кассовых сборов при показе фильмов в кинотеатрах и зрительской аудитории телевизионных каналов, национальных музыкальных и кинорейтингах.

Также будут использоваться данные, получаемые от аккредитованных организаций — Российского авторского общества (РАО) и Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Так как эти сведения основаны на отчетах пользователей, то они представляют собой объективные показатели популярности и частоты прослушивания/просмотра того или иного музыкального произведения.

Анжелика Коротаева: Любой человек, у которого имеется зарегистрированное авторское право, может получить вознаграждение, в том числе и авторы компьютерных игр – мы готовы работать и с ними.

Для расчета конкретных выплат мы будет использовать статистические данные: сколько раз скачивалась песня, сколько раз был просмотрен фильм. У нас есть опыт работы с независимыми статистическими организациями – мы уже запрашивали такие данные. Возможно, будет создан свой статистический орган, который будет собирать данные, например, с официальных сайтов, где можно законно скачать музыку или фильм, или с магазинов, где торгуют лицензионной продукцией. С зарубежными организациями будет заключаться договор взаимодействия: они за наших исполнителей будут перечислять деньги нам, а мы за их будем перечислять им.

Это вознаграждение – компенсационное. Мы же не знаем, кого запишут на этот диск, какой фильм будет скачан на эту флэшку? Т.е., в дальнейшем будет выясняться, кто был больше всего скачан, кто больше востребован – и по этим данным будут распределяться средства. Помимо данных из интернета и магазинов, торгующих лицензионной продукцией, планируются и другие статистические приемы, вплоть до опроса людей. Мы планируем применять всё, что входит в понятие «статистика».

— Когда, по вашим сведениям, «Росохранкультурой» будет наконец объявлена аккредитованная организация?

Александр Сухотин: К сожалению, информацией о том, когда именно будут объявлены результаты проведенного конкурса на получение государственной аккредитации, мы не располагаем.

Анжелика Коротаева: Это очень сложный вопрос. В апреле этого года было письмо ФТС, по которому РОСП было уполномочено на сбор вознаграждения до выхода постановления правительства. Через два месяца это письмо отменяется по суду, причем отменяется правообладателем, в пользу которого мы сбор и осуществляем. Мы написали письма в Минкультуры и Росохранкультуры с просьбой провести государственную аккредитацию. Они нам ответили, что до выхода постановления правительства («О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях». — «Газета.Ru») они не имеют права провести аккредитацию. Но 20 сентября они почему-то это сделали – хотя должны были провести заседание только после выхода постановления. Всё, что было сделано до этого, является незаконным. Возможно, именно поэтому до сих пор не были объявлены результаты.

При этом по Положению об аккредитации все сроки объявления результатов уже истекли; там есть 10 дней и 5 дней. То есть, сейчас не только закон, но и само Положение не исполняется. Мы будем судиться в любом случае – на основании того, что аккредитация была проведена до выхода постановления. У нас огромная практика работы за спиной, хотя нам и не покровительствует Никита Михалков.