Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ой, Пегас мой вороной

Выходит «Битва титанов»

Ярослав Забалуев 06.04.2010, 12:46
beyondhollywood.com

Выходит «Битва титанов» — бестолковый эпос по мотивам мифов и легенд Древней Греции, в котором Персей превратился в мессию, Аид осатанел, а Пегас почернел.

В недобрый час прибило деревянный гроб к лодке простого древнегреческого рыбака. В ящике оказался младенец и его мертвая мать. Рыбак вырастил мальчика, названного Персеем, как родного, научил ловить рыбу и дал первые уроки мужества. Войдя в пору первой молодости, юноша (Сэм Уортингтон) уже готов был тихо продолжать отцовское ремесло, но тут в дело вмешался его настоящий родитель – бог-громовержец Зевс (Лиам Нисон). Строптивые люди стали все с меньшим почтением относиться к богам, и председатель пантеона (по наводке подземного брата Аида) решил их хорошенько проучить, устроив показательную порку в городе Аргос силами Кракена – чудища морского. Под первой волной божественного гнева гибнет все Персеево семейство. Новоиспеченный сирота отправляется в путешествие, чтобы узнать способы убийства кракенов и спасти принцессу Андромеду.

Если от «Алисы» или «Как приручить дракона» особенных чудес не ждали, то в случае с «Битвой титанов» ожидания были вполне сообразны студийным амбициям.

С одной стороны – ремейк обаятельного трэша 1981 года с Лоуренсом Оливье в роли Зевса, с другой – первый сообразный новым технологиям поставатаровский 3D-эпос. Российской публике полагался бонусный стимул – Медузу Горгону создатели рисовали с Натальи Водяновой. Ну и, наконец, после провала «Перси Джексона» «Битва титанов» должна была оправдать в глазах зрителей внебрачного отпрыска верховного олимпийца.

Впрочем, тем, кто решил, что знакомая с детства книжка Николая Куна оживет сразу в трех измерениях, можно не беспокоиться.

От Данаи, скажем, здесь избавляются с удивительной бесцеремонностью, Акрисий вместо деда оказывается отцом Персея, Андромеда нужна только для того, чтобы было кого спасать. В божественном лагере тоже все не слава Богу: Зевс примеряет на себя роль создателя тварного мира, а Аид никогда еще не был так похож на сатану. Древнегреческий антураж с первых же кадров кажется слишком декоративным и в результате оказывается оберткой для совсем другого рассказа. Персей среди всего этого неожиданно из воина превращается во вполне христианского мессию. Да и вообще, по концепции происходящее куда больше похоже на Византию, чем на Элладу.

Причины всего этого бардака никто не скрывает, но винить режиссера Луи Летерье в данном случае стоит в последнюю очередь.

Дело в том, что ему достался сценарий картины, переписанный уже, как минимум, пару-тройку раз – первые редакции проекта относятся к 2002 году. Автора «Невероятного Халка», видимо, привлекли к работе в качестве кризисного менеджера, чтобы он снял уже хоть что-то. С задачей он справился даже лучше, чем ожидалось, – вместо «что-то» получилось «нечто». В память врезаются даже не столько спецэффекты, сколько обсуждение эротических подробностей жизни Посейдона и почему-то почерневший Пегас. Да еще растерянность, которая, вопреки положенному героическому пафосу, сквозит в каждом движении камеры.

Те же чувства испытывает и непосредственный зритель. И дело тут не в спецэффектах, хотя Водянову можно было покрыть чешуей и поискусней. Просто подглядывать за выяснением отношений между американским народом и богами-олимпийцами, в принципе, довольно неловко. Впрочем, может быть, это недоразумение станет еще одним шагом к долгожданной экранизации «Американских богов». Можно даже в 3D.