Неудобная правда-2

В прокат выходит «Приготовьтесь, будет громко»

outnow.ch
В прокат выходит «Приготовьтесь, будет громко» Дэвиса Гугенхайма – документальный рассказ о метаморфозах рок-музыки от Джимми Пейджа до наших дней.

Выпуск разговорного документального фильма на большой экран — ход довольно необычный, а поход на нечто подобное — еще более небанальное развлечение. Тем не менее в титрах картины «Приготовьтесь, будет громко» слишком много громких имен, чтобы запускать фильм в формате телепередачи. Таковою он, если подумать, является: здесь не найти стройной драматургии и четкой нити повествования. Героев трое, они сидят в уютной студии и разговаривают. Их зовут Джимми Пейдж, Эдж (Дэвид Хауэлл Эванс) и Джек Уайт (Джон Энтони Гиллис). Режиссера зовут Дэвис Гугенхайм, и он кроме многочисленных телесериалов снял документалку про Барака Обаму и один из самых кассовых в истории проката документальных фильмов — «Неудобную правду» по книге Эла Гора.

На этот раз предметом его исследования стала эволюция рок-музыки от истоков до наших дней.

Итак, сначала был Джимми Пейдж. К 15 годам он, по его словам, уже состоялся как музыкант. Он служил разнорабочим гитаристом, писал джинглы и участвовал в записи саундтрека к «Голдфингеру», хоть его там и не слышно. Потом он решил, что так жить нельзя, какой-то мужик, работавший в адмиралтействе, сделал ему первую педаль овердрайва, а дальше появились Led Zeppelin — гениальная группа, перевернувшая мир музыки навсегда. Пейдж был кроулианцем, мастерски использовал гитару с двумя грифами и сочинил «Stairway To Heaven».

Следом на свет появился Эдж. Он, по его словам, был довольно средним гитаристом, да и все участники молодой ирландской группы U2 были музыкантами так себе. Но Эдж так увлекся экспериментами с цифровыми эффектами (прежде всего с дилэем и реверберацией), что тоже изменил облик гитарной музыки и повлиял на сонм последователей, а у U2 благодаря этим находкам появились несколько великих песен — «Where The Streets Have No Name» и «With Or Without You», например.

А вот потом уже появился Джек Уайт. Он придумал себе звучный псевдоним, выдал свою сестру за жену и сделал с ней группу The White Stripes, концепцию которой сочинил благодаря мятным леденцам в красную и белую полоску. У него плохая гитара и довольно дурацкие песни, его партнерша не умеет играть на барабанах, но их тандем имел оглушительный успех, а Уайт основал под это дело еще несколько сторонних проектов, в которых делает примерно то же самое.

В принципе, вот и всё, о чем говорится в этом фильме.

Здесь почти нет авторского текста и совсем нет оценок, зато много любопытных архивных съемок. Герои чуть сбивчиво все рассказывают о себе сами. Говорить о своей музыке им явно непросто, легче сыграть. Музыканты общаются, получают удовольствие, подглядывать за ними приятно, а мешать неудобно.

Есть, впрочем, одно но. Выбор музыкантов, отобранных режиссером, по чести сказать, ввергает в некоторое замешательство: с Пейджем и Эджем еще понятно, но Уайт, музыка которого сводится к несколько олигофреническому блюзу, он-то что здесь делает? Ему и о своих творческих достижениях рассказать нечего. Ну да, он бормочет что-то про победу над мертвой материей, ощущение борьбы, которое надо в себе растить, но эти измышления, как ни крути, лежат в несколько иной плоскости. В той, где главное для музыканта — удачный имидж и татуированная знакомым мастером гитара.

И тут становится ясно, что «Приготовьтесь, будет громко», конечно, про время, а не про музыку.

Не про то, как менялись стиль и мастерство гитарной игры, а про то, как они теряли значение. Про то, какая дистанция лежит между музыкой и человеком и как она увеличивалась… Но Джимми Пейджа, играющего в одном из эпизодов «In My Time Of Dying», все равно стоит увидеть на большом экране, и тогда вся неудобная правда, в которой так поднаторел режиссер Гугенхайм, станет неважна.