Адюльтер его превосходительства

Рецензия на фильм «Большая игра»

outnow.ch
Выходит «Большая игра» с Расселом Кроу — добротный детективный триллер о смысле прессы и родстве между политикой и журналистикой.

Ассистентка конгрессмена Стивена Коллинза (Бен Аффлек) попадает под поезд: это печальное событие осталось бы без внимания, если бы, делая заявление об инциденте, политик не проявил сочувствия больше, чем полагается этикетом. Газетчики тут же радостно пускаются в живописание адюльтера, и только потрепанная акула пера Кэл Макэффри (Рассел Кроу) взывает к журналистской совести. Но не потому что столь принципиален в плане морали: просто Стивен его давний приятель. Чтобы отвлечь внимание родного издания от смакования интрижки, Коул едва ли не наобум предлагает молодой репортерше новой волны (Рэйчел Макадамс) поискать связь между гибелью женщины и смертью наркомана — и попадает в десятку. Дальше только успевай следить: сотрудники редакции откапывают факт за фактом в столь стремительном темпе, что через пару экранных дней умудряются раскрыть козни национального масштаба.

Снятая на основе спродюсированного BBC популярного британского минисериала, на американской почве «Большая игра» смотрится не менее, а то и более органично. Немного адаптации — и получился политический триллер, в котором сосредоточились все вопросы, что так любит, а главное умеет, ставить голливудское кино. Тут всплывает и тема политических полномочий, и тень заговорщической паранойи, и усиление военного влияния, и обсуждение роли СМИ. Последним посредством фильма снова напоминают: предназначение медиа заключается в том, чтобы донести до читателей не развлекательную пенку событий, а связывающие их глубинные причинно-следственные связи.

На этом месте, кажется, самое время скривиться от пафоса,

но блоги вытесняют профессиональную прессу, а глянцевое словоблудие — аналитику, поэтому достаточно пробежать глазами газетные заголовки, чтобы признать: иногда действительно неплохо вспомнить о том, что из себя представляет настоящая журналистика. Да и наличие в американской истории, к примеру, знаменитого интервью с экс-президентом после уотергейсткого скандала или телеразоблачения маккартизма (кстати, оба сюжета экранизированы — «Фрост против Никсона», «Доброй ночи и удачи»), отбивает всяческое желание язвить. И в общем-то остается лишь позавидовать штатовскому идеализму и способности сосредоточиться не только на том, как оно есть на самом деле (а реальность, как это ни печально, ближе к «Как потерять друзей и заставить всех себя ненавидеть» и «Дьявол носит Прада»), но и на том, как должно быть.

Другое дело, что, признав за «Большой игрой» все достоинства, никак не получается обойти стороной ее единственный, но существенный недостаток.

Да, бодрая режиссура Кевина Макдональда умудряется держать напряжение серьезного программного кино так, что два часа пролетают в минуту. Да, умный сценарий со сложными неоднозначными характерами правдиво объявляет, что журналистика и политика суть близкие родственницы в том смысле, что, дабы добиться в них успеха, необходимо вырастить в себе подонка. Да, в фильме играет плеяда хороших актеров — помимо Кроу и Аффлека, задействованы Робин Райт Пенн и Хелен Миррен. Но проблема в том, что «Большая игра» — кино правильное до скрежета в зубах, стерильное, как школьная программа. Поэтому, сдается, за фильмом вечным шлейфом будут тянуться разговоры о несостоявшемся кастинге, павшем жертвой забастовки сценаристов. Кто знает, может, дуэт выбывших из проекта Брэда Питта и Эдварда Нортона и невольные реминисценции с «Бойцовским клубом» добавили бы недостающего картине нерва.