Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Потому что мы банда

Открылась выставка британца Джослина Бэйна Хогга «Фирма»

Хаим Сокол 19.09.2007, 15:04
Фото: jocelynbainhogg.com

Открылась выставка британца Джослина Бэйна Хогга «Фирма» — подробный групповой портрет лондонской преступной группировки.

Криминальный туризм – путешествие любознательных исследователей по изнанке общества – имеет довольно почтенную традицию. Гиляровский странствовал во чреве московской Хитровки, Джек Лондон по заданию редакции газеты шлялся по лондонским (невольная тавтология) трущобам, ночевал под мостами и делил бесплатный суп с сомнительными личностями.

Английский фотограф Джослин Бэйн Хогг до таких крайностей не доходил – он всего лишь остался в живых после встречи с целой бандой и сделал серию фотографий об их жизни.

В камеру Хогга угодили «братаны» из лондонского East End, члены криминальной группировки «The Firm». Представители «Фирмы» все как на подбор – здоровенные мужики, с бритыми черепами и с огромными волосатыми лапами в татуировках. Хочется сказать «прямо, как настоящие», но они и вправду настоящие, во всяком случае, по утверждению Хогга и устроителей выставки. Собственно, в документальности и заключается основная ценность выставки. Хогг довольно искусно показал не столько жизнь бандитов, сколько их характер. Его снимки метонимичны, нередко на них присутствуют только детали — большие мужские руки с толстыми волосатыми пальцами в перстнях, либо женские ноги на столе, на котором только пепельницы, полные окурков, либо вывернутая губа с надписью «fuck off». Не менее красноречив портрет одинокой красивой женщины в шикарном меховом манто.

Все вместе это как жизнь одной большой семьи, в которой есть все – страсти, измены, дружба, дети, смерть.

Основная экспозиция заканчивается фотографией похорон, а дальше в соседнем зале висят портреты, снятые крупным планом — только лица, как на могилах. Впрочем, осмотр можно начинать и в противоположном направлении. Но художественность здесь – скорее побочный эффект. Фотографии Хогга воспринимаются не по отдельности, а именно все вместе, как сюжет какого-нибудь гангстерского фильма, потому что еще более, чем на настоящих, персонажи Хогга похожи на героев Скорсезе. А значит, необходимо ощущение подлинности, поскольку только «reality show» способно взбудоражить наше пресыщенное кинематографом сознание.

Поэтому для усиления эффекта прямо на выставке стоял и раздавал автографы англоязычный детина, коренастый, с затылком, переходящим в спину, с плечами борца или штангиста, разрисованными татуировками, в общем, классический типаж со снимков Хогга.

Он вел себя как звезда, раскованно и непринужденно, хотя плохо воспринимал русские имена и писал явно с трудом почти печатными буквами. Но публику это мало интересовало, как и мало ее интересовал тот факт, что это существо – бандит, с которым вряд ли бы кто-то захотел встретиться при других обстоятельствах. Скорее, наоборот, именно безопасное подглядывание за жизнью бандитов и привлекало народ, толпившийся в очереди за автографом. Все это напоминало скопление народа у клетки с носорогами или визит на крокодиловую ферму. Смотреть страшновато, настоящие все-таки, но именно от этого еще интереснее. Предел везения – увидеть, как эти чудовища совокупляются.

В этом смысле посетителям выставки повезло почти максимально.