Слушать новости

Ритуалы ХХI века: включить смартфон, проверить...

Впервые словечко «гиперподключенность» я услышал несколько лет тому назад в Канне, где тогда проводился крупнейший слет работников телекома, конгресс 3GSM. Красивый и интуитивно понятный термин показался мне далеким от реальности, чем-то «из будущего». Тогда я пользовался мобильным телефоном для голосовой связи и фиксированным интернет-доступом для выхода в интернет и поиска там необходимой информации – этого мне вполне хватало, и никакой особенной «подключенности» я не ощущал.

Не прошло и 10 лет, и я могу сказать: хотя главными коммуникационными устройствами для меня остались компьютер и телефон, но и сами они, и приемы их использования невероятно изменились.

Телефон (теперь это, конечно же, смартфон) для меня сегодня не столько «звонилка», сколько устройство, позволяющее сохранять то самое состояние подключенности всякий раз, пока я нахожусь вне дома — в транспорте, во время прогулки, в гостях у друзей.

Повторяющийся время от времени, и довольно часто, цикл работы со смартфоном многим хорошо знаком: проверка поступившей электронной почты, чтение мгновенных сообщений и SMS, ответы на наиболее срочные, удаление всего ненужного. Действия, которые пальцы привыкли делать почти автоматически.

Теперь компьютер. За ним я ежесуточно провожу большую часть активного времени, он превратился в основное и надежное средство связи с внешним миром. Информация извне непрерывным потоком поступает ко мне по самым разным каналам — электронная почта, Twitter, Facebook, «Живой журнал», Google Talk и Skype. Иногда возникают настоящие заторы: стоит углубиться в чтение какой-либо новости на френдленте в ЖЖ, как выскакивает интересный твит, но отвлечься на него уже не успеваешь, поскольку одновременно приходят вызов по скайпу и звонок на обычный мобильный телефон. Отвечая на один из вызовов, приходится быстро отписывать второму корреспонденту, что отвечу ему через минуту-другую.
<1>
Иногда после дневного накала деловой активности хочется отключиться от всех этих каналов связи с внешним миром и немного расслабиться, пообщаться с живыми людьми лицом к лицу, а не через электронных посредников. Но я ловлю себя на том, что мои встречи с «живыми» людьми омрачает понимание: чем дольше я в оффлайне, тем больший снежный ком свалится мне на голову после того, как я вернусь в сеть.

Можете назвать меня «техноманом», «техногиком» — как хотите, но факт остается фактом: я вижу, что все больше людей вовлекается в орбиту «гиперподключенности». Особенно это заметно в среде моих коллег, технических журналистов. Последний пример: во время недавней поездки в Швецию отсутствие Wi-Fi-покрытия в автобусе, на котором наша группа ехала из гостиницы к месту событий, было воспринято с удивлением и огорчением, ведь в автобусах, доставлявших нас из аэропорта в город и обратно, Wi-Fi был!

Иногда задумываешься – зачем было выходить из дома, если ты, не отрывая глаз от экранчика в руках, пролетаешь мимо того, на что, возможно, стоило бы посмотреть? С тем же успехом можно было бы никуда не выезжать.

А взять рестораны! Еще совсем недавно было так: хорошо знакомая компания усаживается за стол, и все выкладывают на край стола свои телефоны. И вовсе не для того, чтобы «померяться», у кого аппарат круче, а чтобы в шуме не пропустить важный звонок или сообщение. Теперь многие мои знакомые, едва приземлившись за столом, начинают быстро подключаться к мобильному интернету через Wi-Fi (в современных кафе и ресторанах он есть практически везде). Они спешат проверить почту, прочитать сообщения социальных сетей и мгновенные сообщения. Если взглянуть на это со стороны, то выглядит это чуть ли не апокалиптически – ряды молодых людей за столами, и каждый внимательно смотрит на свой гаджет. В таком обществе поневоле чувствуешь себя в одиночестве… Не все так плохо, конечно: получив «глоток» свежей информации, люди возвращаются к привычному «человеческому» общению. Но лишь после того, как каждый выполнил предписанный ритмами начала XXI века ритуал – «зайти в почту», «заглянуть в аську», проверить… думаю, можно не продолжать.

На глазах изменяются «правильные» сценарии наших действий и поведенческая культура в целом. Теперь, если на рейс самолета регистрируешься по старинке, у стойки с «барышней», то свободные места для тебя найдутся в хвосте или у прохода – все места впереди и у окон уже выбраны шустрыми пассажирами через онлайн-терминалы.

Более того, билет на самолет, купленный через интернет, будет, как правило, несколько дешевле билета, купленного в кассе. Эсэмэсками заказывают такси, эсэмэсками платят штрафы. На экране смартфона читают контракт, вносят в него правку и возвращают в офис на дальнейшее согласование. Смартфон зачастую играет роль биржевого и банковского терминалов. Провокационные фотографии или забавные видео, сделанные телефоном на корпоративной вечеринке, оказываются на Youtube или в «Яндекс.Фотки» через несколько минут. Герой съемки еще продолжает веселиться, а его «добрые» коллеги, не выходя из-за стола, уже выложили его выступление в интернет на всеобщее обозрение, на обозрение его начальника, его родственников и знакомых, а также объекта его критики или откровений.

Человек, забывший телефон в квартире, испытывает примерно то же отчаяние, что и голый инженер на лестнице перед захлопнувшейся дверью. И польза от него на работе примерно такая же. Если у тебя нет доступа к каналам телекоммуникаций, это значит, что ты затруднил доступ к себе со стороны общества. Это не всегда плохо, но это нужно делать или не делать осмысленно, а не потому, что «так уж вышло».

Изменяется наш подход к технике. Если раньше приходилось таскать с собой тяжелые ноутбуки с мощными дисками и кучей встроенных устройств, то сегодня достаточно небольшого нетбука. Можно присесть за свободный компьютер в гостинице или интернет-кафе. Вводим пароль и получаем доступ к документам и данным, хранящимся в сети предприятия, или к личным данным, хранящимся в интернете. Это ставит перед IT-индустрией и обществом в целом новые задачи по защите персональных данных и по адаптации к новым реалиям.

Изменяется и демография бизнеса. Гиперподключенность сегодня – удел молодых и активных. Пользователям российского Facebook(а) – от 18 до 34 лет. Именно им будут предложены лучшие рабочие места, как минимум, в отраслях, связанных с высокими технологиями, они будут зарабатывать больше своих конкурентов, обзаведутся бóльшим числом знакомых и друзей. Они окажутся в центре человеческой цивилизации.

Те же, кто не готов нести на себе бремя и радость гиперподключенности, окажутся вынесенными на периферию, на обочину. Исключения всегда возможны, но мы говорим о трендах. Спросите себя – готовы ли вы включиться в игру?

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть