Частные монументы

17.03.2019, 09:18

Алена Солнцева о том, что скрывается за памятником Сталину

Мэр Новосибирска одобрил решение поставить памятник Сталину. Как это понимать? Новосибирск — один из самых «продвинутых», интеллектуально развитых российских региональных центров, там наука, физика, Академгородок, особое пространство, форпост свободы и демократии в Сибири. И вот вам – установка нового памятника Сталину, пусть и не на центральной площади, а на «частной территории обкома компартии», за счет жертвующих лиц, а по сути, за деньги местного отделения КПРФ, то есть с оговорками, в рамках, строго оговоренных с городским начальством.

С другой стороны, а каким еще может быть цивилизованное решение этой проблемы? Когда часть населения (пусть, по мнению другой части и вопреки логике и здравому смыслу), хочет что-то сделать? Ну, хотя бы поставить памятник тому, кто, по решению той же самой партии или ее предыдущей реинкарнации, был обличен в преступлениях против народа? Мы же за свободу для всех?

Заголовки газетных сообщений выводят региональную новость в разряд событий федерального значения. Журналисты раздувают, как же – событие. Но попробуем всмотреться повнимательней.

Инициатива установки памятника Сталину в центре Новосибирска исходила от небольшой группы лиц. После того, как в мэрию поступило это предложение «активистов», было проведено голосование. За 20 дней в мэрию пришло аж целых 243 письма, из них 85 были против, три – без явного мнения, остальные 155 – за. Впрочем, 97 писем в поддержку памятника имеют идентичный текст, что и смутило городскую администрацию. Поэтому, несмотря на количественный перевес сторонников установки, представители департамента культуры приняли решение передать дело на рассмотрение худсовета города. А уж худсовет придумал компромисс – памятник будет, но – частный. Поскольку мнения разделились кардинально.

Вообще то, ребята, как хотите, но Новосибирск – город-миллионник, то есть населения в нем побольше, чем 240 человек. Остальным, видимо, все равно. Ну, будет памятник, не будет памятника. Сталину, Ленину, Николаю Второму, да хоть Мао Цзэдуну. Не волнует.

Вот если бы отцы города предложили населению обсуждение установки памятника Чебурашке, Пельменю, Расстегаю — желающих проголосовать было бы на несколько порядков больше.

Уже несколько лет лидеры КПРФ проталкивают по регионам идею возвращения памятников Сталину. Иногда им это удается, иногда – нет, но в своих внутренних печатных изданиях аргументы они возводят уже истерические. Цитата из пресс-релиза столичного — московского — отделения КПРФ, написано нарочито дразняще:

«Иосиф Виссарионович Сталин – один из величайших лидеров, как в истории нашего отечества, так и всего Земного шара. И что бы там не лгали клеветники, как бы ни пытались шакалы укусить покойного льва, сколько бы помоев не лили на его могилу и имя – грязь не пристаёт к такому имени. Пусть воют! А Сталину вырастают памятники – сгустившаяся и засиявшая бронзой благодарность, гордость и верность многих поколений: в Пензе и Архангельске, в Клину и Тамбове, Липецке и Уфе, Чите и Якутске – повсюду, во множестве городов и даже сел, у комитетов партии, в импровизированных музеях, на садовых участках энтузиастов. Еще больше – предложений, едва не в каждой населенной точке на карте России есть инициативная группа, которая стремится увековечить в металле и камне великого вождя».

Предложения действительно есть, но почему-то охотников ставить изваяния великого вождя на садовых участков особо не появляется, как бы не пыжились сторонники и не беспокоились противники. На днях в Костроме началась агитация за обсуждение памятника Сталину, дескать, он очень многое сделал, чтобы Кострома осталась в памяти народа. Большевики, понятно какой национальности, мечтали сравнять Кострому с землей, так им противна была память о династии Романовых, но Сталин и Бухарин не дали. То, что сам Бухарин потом был расстрелян, не важно. С логикой там вообще не ладится, но зато с чувством – отлично. С чувством глубокого местного патриотизма, куда более значимого, чем любая практическая работа по выведению той же Костромы из глубокой экономической депрессии.

Но, думаю, ни манипуляция чувствами местных патриотов, ни призывы к борьбе за честь династии Романовых, не способны по настоящему увлечь костромичей. Каша в призывах активистов уже разварилась до полной бессмысленности. В качестве народного вождя Сталин противопоставляется Троцкому — как еврею, Ельцину — как безответственно развалившему Россию, Западу — как агрессору и главному противнику, либералам — как ворам и расхитителям общенародной собственности, Ленину — как немецкому шпиону…

Этому идеологическому компоту всегда обеспечена поддержка федеральных СМИ, включая телеканалы, но в гневных и страстных речах адептов единственным светлым качеством генералиссимуса всегда оказывается неотвратимость жестокого наказания идейных врагов и безыдейных нарушителей дисциплины: воров, лентяев, бюрократов, словоблудов, евреев, либералов, журналистов, коммунистов. Стоп, коммунисты ведь будут от казни избавлены? Или нет? Или как пойдет? В деле создания идейных симулякров с нынешней КПРФ может сравниться только РПЦ.

Глава города Новосибирска, первый секретарь областного комитета КПРФ, член Центрального комитета КПРФ Анатолий Локоть на прошлых выборах в 2014 году победил кандидата-единоросса (до него только один мэр крупного российского города не был членом правящей партии – Евгений Ройзман, а коммунистов в мэрах больше нигде нет). Новые выборы пройдут осенью этого года, и Локоть будет выдвигаться на новый срок. Конечно, при поддержке КПРФ.

У физиков (коль речь все же идет о крупнейшем научном центре), есть такое понятие – суперпозиция, это когда частица находится в двух состояниях одновременно. Вот Локоть как раз в этой суперпозиции и находится, представляя, с одной стороны, интересы всего населения, а с другой — волю партии, между прочим, официальной, входящей в Думу, депутатом которой Локоть являлся много лет до того, как пошел в мэры.

Я прочла отчет коммуниста Анатолия Локтя за пять лет в должности – отчет как отчет, освоено столько бюджетных средств, введено в строй столько метров жилья, дорог, соцучреждений. Нормальная административная работа в условиях властной вертикали, ничего специального, коммунистического, «красный мэр» ничем не отличается от мэров других городов, никакой оппозиционности, то есть, конкурентное преимущество никак не было реализовано. Напротив, очевидно, что Локоть пошел на все компромиссы с губернатором (в вопросах повышения тарифов на ЖКХ на 15%, например), что вызвало акции массового протеста жителей. И жители, кстати, свои тарифы отстояли.

Памятник Сталину в Новосибирске, как и в других местах, впрочем — это просто имитация полного отсутствия реальной политической программы, картонная заставка, позволяющая решать свои карьерное задачи и самому мэру, и его партийному окружению.

Тоже новость, скажете вы. Ну да, конечно, мы все – и думаю, тут исключений не будет, — знаем, что есть разные способы делать карьеру на местах. Один из них – стать членом легальной партии, а дальше двигаться по иерархической лестнице. Проблема же не в этом – практичные люди используют все способы достижения своих целей, включая идеологию, — а в том, почему у нас не принято говорить об этом открыто.
Власть дает большие преимущества, не всегда честные, но я бы проголосовала за человека, который бы мне откровенно признался, что хочет получить доступ к власти и просит моего голоса, за который он даст нам, избирателям, то или это. Нормальная честная торговля.

Но в России сохраняется вера в лозунги и символы. Энергичные люди их используют, остальные не обращают внимания, дескать, пускай себе, а мы тут отсидимся в сторонке. Зато когда приходится решать вопрос с оплатой ЖКХ, народ выходит на улицы и стоит с плакатами «Мэр – предатель» до последнего, поскольку платежи волнуют каждого.

Вопросы с памятниками и различными идеологическими фейками – ни разу не актуальны, и являются простым способом манипулировать гражданами.

Когда без всякого согласования с городскими властями, но по рекомендации Священного синода РПЦ, на территории Александро-Невского собора в том же Новосибирске летом 2017 года поставили памятник Николаю Второму и его сыну, цесаревичу Алексею, никто тоже не протестовал (старое название Новосибирска – Новониколаевск, так что это, можно сказать, памятник локальному покровителю).

Правда, мэр высказался в том духе, что, мол, есть в отечественной истории лица, более достойные памятника, тот же Сталин. После чего нашелся человек, вышел к изваянию с топором, шарахнул по голове царевича, а объяснить зачем, не смог. Настоятель собора тут же обвинил мэра: «Как объяснить людям, обладающим властью и пыльной идеологией, что нельзя глумиться над христианскими святынями, оскорблять имена святых Божиих, почитаемых православными русскими людьми… Многие уверены, что преступление совершено экстремистом на почве политической и религиозной ненависти». Но полемика, по поводу того, чья идеология более пыльная, увяла, не начавшись, народ, обеспокоенный падением уровня благосостояния, на вызов не отозвался.

Отозвался председатель Новосибирского союза журналистов Яков Самохин: «Общество объединяется вектором достижения общих целей и уважением к другим членам общества. У нас нет ни того и ни другого. Это свойственно не Новосибирску, но всей стране. Установка памятников Николаю II, Сталину, Колчаку, ну или там Берии, Гайдару, Ельцину и так далее — это заведомая провокация с очевидным исходом. Да хоть Николаю Угоднику. В обстановке раздробленности активной части населения на группы и группочки, воображающие, что именно и только они обладают правильной идеей, а все остальные — враги, никакого объединения общества никакими памятниками невозможно. Даже если поставить сейчас памятник Чебурашке, к нему тоже придут с топором или ломом».

Мне как раз кажется, что Чебурашке топор не грозит, а разделение общества на группы неизбежно, но не по идеям, а по интересам. А согласование противоположных интересов различных групп – как раз и есть задача власти. Правда, сейчас власть устроена так, что для ее достижения претендентам любые средства хороши, а для контроля над ней у общества нет ни сил, ни умения, поэтому провоцировать народ и разделять активистов разного толка – очень эффективная тактика. Но если быть честным, нет никакой реальной идеологии в правящей части государства, прав настоятель: одна пыль. Завеса, под прикрытием которой идет настоящая борьба за власть, за интересы своей группы.

Так что, давайте все же ставить памятник Чебурашкам. А у чиновников неплохо было бы спросить, за что они готовы ответить, когда мы их облечем властью. Ну и проследить, чтобы отвечали. Понимаю, это трудно, но кроме нас, граждан, делать это некому.