Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хозяева слов

25.09.2013, 10:21

Сергей Шелин о легкости, с которой руководство признает свои ошибки, наотрез отказываясь их исправлять

Сановник лжет или темнит значительно чаще, чем рядовой человек. Интуитивно возникающее предположение, что народ думает именно так, подтверждается свежим опросом Левада-центра. Притом нельзя сказать, что среднестатистический россиянин так уж доверчив к себе подобным: целых 20% опрошенных полагают, что окружающие их люди чаще всего «лгут или скрывают правду». Но тех, кто верит в правдивость ближних, все-таки больше – 28%. Остальные полагают, что окружающие примерно с равной вероятностью могут и слукавить, и блеснуть открытостью и честностью.

Но, когда тот же вопрос задают относительно «руководителей государства и высших чиновников», расклад становится совсем уж мрачным. Целых 37% опрошенных считают «ложью или сокрытием правды» их высказывания о «положении дел в экономике и здравоохранении, пенсионном обеспечении, борьбе с преступностью и других важных сферах управления», и только 16% сограждан верят им на слово. И еще ниже уровень доверия к официальной статистике, будь то сообщаемые ею сведения о цене потребительской корзины или о величине военных расходов. Получается, что народ и так-то не расположен выслушивать какие-либо объяснения и обещания начальства, но особенно скептичен, когда оно выступает с цифрами в руках.

Однако дискуссия о военных расходах, произошедшая во вторник между премьером Медведевым и руководящим составом верхней парламентской палаты, показала, что народ хоть и смотрит в корень, но смотрит слишком прямолинейно. Высшее наше руководство на нынешней стадии своего развития уже не снисходит до «сокрытия правды» и непризнания прежних своих ошибок. Оно это переросло и теперь запросто признает вредные последствия собственных решений. Однако отказывается что-либо исправлять, раз уж однажды это было решено и припечатано. Как говорил персонаж пьесы Вампилова, «я же сам себе дал слово». Зато, когда речь заходит о неопределенном будущем, наши высшие чины готовы сулить любые благие перемены и раздавать обещания любой степени неискренности и неправдоподобия.

Спор с Медведевым, человеком в высшем кругу не главным, но зато часто высказывающим вслух то, что у старших товарищей на уме, начался с предложения переделить государственные доходы. Сенаторы, в качестве записных выразителей местных интересов, предложили делить их между центром и регионами в соотношении 50 на 50, как это и было лет 15 назад. Довольно дерзкая, кстати, идея, выражающая всю глубину нынешнего разброда в верхах. Это ведь покушение на святыню: одной из первых экономических реформ Путина как раз и был переход к пропорции 67 к 33 в пользу центра.

А премьер, вместо того чтобы осадить беспочвенных мечтателей, с легкостью с ними соглашается: «Вполне можно всё выровнять – и 60 на 40, и 50 на 50. Я считаю, это абсолютно нормально». Однако с одним уточнением: это произойдет не сегодня и не завтра, а после дождичка в четверг. Когда будет выполнена расписанная до 2020 года (с возможным продлением года на три) программа перевооружения стоимостью 23 трлн рублей. «После того как, я надеюсь, мы всё-таки проведём ту самую реорганизацию, реконструкцию наших Вооружённых сил», можно будет перебросить освободившиеся деньги в регионы, а сверх того «автоматически произойдёт рост социальных расходов, расходов на здравоохранение, образование, науку, культуру…»

Премьер-министр, в сущности, признает, что военно-полицейские расходы сейчас неподъемны: «Сейчас у нас перекос в сторону финансирования затрат на силовую составляющую… Из-за этого страдают другие расходы и другие направления нашей жизни…» Но оставляет публике надежду: «В принципе этот период должен рано или поздно закончиться».

Никакой логики, кроме логики лоббизма, помноженного на бессмысленное упрямство, во всем этом нет. Военно-полицейские расходы в последние полтора десятка лет и без того быстро росли. Сверхдорогая программа перевооружений, которую наш президент однажды назвал «просчитанной до последней копейки» и поэтому не подлежащей никакой урезке, на самом деле является наспех составленным списком лоббистских заявок. Сейчас эта программа понемногу урезается сама собой, поскольку военная промышленность просто не успевает освоить деньги, которые в нее вливают.

Главная сегодняшняя проблема Вооруженных сил и ОПК – вовсе не нехватка финансирования и даже уже не воровство, а глубокая дезорганизованность и зашкаливающая некомпетентность корпуса управленцев. Испытания «Булавы» идут уже девять лет, половина пусков неудачны, а кто скажет, что в этот злосчастный проект закачали мало денег? Пожар на атомной подлодке «Томск», ремонтируемой на заводе «Звезда», разгорелся, видимо, из-за неработающих огнетушителей, бездумно поставленных судоремонтниками и хладнокровно принятых экипажем. Во сколько еще раз нужно поднять денежное довольствие военным и зарплаты гражданским, чтобы «ответственные лица» действительно почувствовали свою ответственность?

А чего стоят обещания всерьез заняться развитием страны и вложениями в человеческий капитал лет этак через десяток или больше, когда программа вооружений «рано или поздно закончится»? Эта готовность пожертвовать еще одним поколением ради начальственных причуд и кастовых интересов просто умиляет. Программа вооружений, а также пакет других даров, благ и льгот для силовых ведомств были приняты в 2010–2011 годах — и уже тогда многие видели, что все они, взятые вместе, одновременно и неисполнимы, и вредны. Помнится, Дмитрий Медведев, тогда еще президент, со скандалом уволил с работы Алексея Кудрина за критические отзывы об этих планах.

А сегодня премьер Медведев уже сам отзывается о программе вооружений в тех же самых выражениях, но вовсе не затем, чтобы признать вину и постараться ее исправить, а наоборот, чтобы объявить: планы будут выполняться и впредь, независимо от того, какой ущерб нанесут. Настоящие пацаны своего слова обратно не берут.

Зато они вполне могут дать слово, что через много лет, когда «этот период закончится», все вокруг «автоматически» расцветет. И такие обещания тоже не придется брать обратно: ведь их исполнение намечается очень нескоро и отвечать за них, предположительно, будут какие-то другие люди. Такое истинно хозяйское, ничем не стесняемое обращение с собственным словом – это уже что-то большее, чем все старомодные начальственные лукавства, передергивания и «сокрытия правды».

Есть, правда, один ограничитель, о котором наверху стараются не думать. Тот же Дмитрий Медведев не так уж давно пообещал, что возвращение губернаторской выборности в ближайшие века не предвидится. А почти сразу же вслед за этим ее пришлось, хоть и в куцем виде, восстановить. Потому что жизнь заставила. Общественный климат не позволил упразднить эту неприятную процедуру навсегда. И он же заставит центр основательно поделиться деньгами с регионами — и сделает это безо всякой оглядки на график выполнения программы вооружений. Да и в нее саму внесет крупные поправки. Хозяева своих слов считают себя хозяевами жизни и раз за разом ошибаются.