Нам не надо больше встречаться

Георгий Бовт о том, какой может стать жизнь в пору эпидемии

Помню, в августе 2000 года, когда случился пожар на Останкинской телебашне, но она устояла, мы несколько дней сидели без телевидения. Интернет тогда не пошел еще в широкие массы. Не было блогеров как явления, а «френды» были лишь в реальности. Или никак. Непривычное ощущение жизни без «ящика» длилось, увы, недолго.

А то некоторые уже мечтали, как они будут больше гулять на природе, общаться с друзьями и даже – было тогда и такое – читать книги, отложенные было до лучших (свободных) времен. Внезапный форс-мажор, бывает, поворачивает жизнь самой неожиданной стороной. Это я, конечно, опять про коронавирус. Вы уже придумали, как будете жить в условиях карантина? Подготовились? Ну хотя бы морально.

В такие моменты быстро отсеиваются вещи ненужные, избыточные — от совсем необходимых, без которых никак не обойтись. Так, в условиях охватившей весь мир паники выяснилось, что можно покамест обойтись без Женевского автосалона и Лейпцигской книжной ярмарки, без Всемирной выставки телекоммуникаций в Барселоне и Берлинской туристической. И вообще без всяких конференций. Зачем туристическая выставка, если никто никуда уже не едет. И зачем автосалон, если китайских запчастей нет, а продажи автомобилей падают. Для нашей экономики, как оказалось, можно было вполне обойтись без Сочинского инвестиционного форума. Она никак от его отсутствия не пострадала, хотя пострадали организаторы, рекламодатели, гостиницы, рестораны и прочие – те, кто «вокруг» и при. Он считается «премьерским», но правительство как-то справляется пока. Отмену Красноярского экономического форума (в середине марта) многие даже не заметили.

Теперь, скрепя сердце, организаторы отказались и от главной «ярмарки экономического тщеславия» (в хорошем смысле) – Петербургского международного экономического форума. Он считается «президентским». И хотя был намечен на начало июня, решили не рисковать.

И все понимают, что стране в целом на фоне других неприятностей и пикирования цены на нефть хуже от этой отмены уже не будет. Зато белые ночи в Питере не будет заслонять толпа чиновников и льнущих к их телу дельцов в дорогих костюмах.

Оказалось, что можно проводить спортивные состязания без зрителей, можно болеть по телевизору и никуда не ездить. И вообще, захотелось кому-то поехать в Италию на длинные выходные. И расхотелось. Раньше по Италиям не ездили, не надо было и привыкать. Тусовка вокруг какого-нибудь музыкального фестиваля – это, конечно, прекрасно. Но если уж отменили фестиваль электронной музыки «Ультра» в Майами, то конкурс «Евровидение» и подавно можно перевести в онлайн: никто, кроме отдельных привыкших красоваться на фоне толпы попсовиков, даже не пострадает. Они лишний раз в Instagram просто отметятся. Да и смотреться все это на фоне эпидемии будет уже как-то не так. Почти никак не будет смотреться. Так что можно весь конкурс поставить на паузу.

Ревизию сейчас проводят все. Большие и малые компании отказываются от командировок, связанных с перелетами, всяких конференций, презентаций, тимбилдингов и прочих выездных понтов. По трезвому размышлению выясняется, что вполне можно обойтись телеконференцией. Не тратиться на перелет бизнес-классом и гостиницы «пять звезд». Event-компании рискуют остаться без работы в ближайшие месяцы и могут убиться об стену с развешанными презентациями. Примерно так в последнее время во многом отпала надобность в турагентствах по мере того, как люди научились сами бронировать билеты и гостиницы онлайн. И даже получать онлайн визы. Вот и до нашей страны уже дошла такая техническая опция, правда, пока только для гостей Санкт-Петербурга. Но их стало меньше, зато многие музеи можно посещать онлайн. А ресторанную еду заказывать себе в домашний «бункер». Гастрабайтеры доставят, их не жалко. Еще понаедут.

Крупнейшие мировые корпорации издают приказы о работе сотрудников по возможности из дома. В Америке, скажем, примерно треть работников могут так делать на постоянной основе и никуда не ездить. Я думаю, что по крайней мере в Москве эта доля даже намного выше – не меньше половины.

И только подлый китайский коронавирус заставляет трезвым расчетливым взглядом напуганного перспективой заразиться человека взглянуть на все эти опенспейсы как на явление не только излишнее, расточительное, но и вредное. Воистину, только страх заставляет людей переоценивать, казалось бы, привычные вещи, определяя их истинную ценность, стремящуюся к нулю. Подавляющее большинство офисных работников могут и без всякого вируса месяцами не ездить на работу, создавая трафик, а сидеть дома за компьютером. Все эти бескрайние поля опенспейсов нужны лишь для удовлетворения тщеславия больших и малых начальников, которые, только обозревая массы скученных, лишенных личного пространства (и оттого пребывающих в вялотекущем стрессе) подчиненных, осознают силу и мощь своих «подразделений». Как полков Наполеона. В каждом начальнике ведь сидит маленький Бонапарт.

А так выйдет он из кабинета с персональным сортиром – а вокруг никого. Пустота. Ужас. И сразу вопрос к себе: а кто я такой, зачем я тут нужен, в чем моя незаменимость в уважаемой корпорации? И не сразу ведь найдешь ответ. Во время телеконференции ты вроде и глядишься как не такой уж важный.

Кстати, при резком увеличении спроса на телеконференции трафик в интернет резко возрастет. Видео уже сейчас составляет от него 70%. А еще, прикиньте, по «пакету Яровой», все эти словопрения придется где-то хранить на серверах. Они так перегреются, что следующая зима станет еще теплее.

За ненадобностью сотням тысяч клерков мотаться из конца в конец на работу в офис, простаивая в пробках или давясь в похорошевшем общественном транспорте, сразу станет свободнее дышать, пробки исчезнут, каршеринг обанкротится на радость автовладельцам, а цены на парковку пойдут вниз. А если еще четко ставить этим надомникам задачи, то и производительность вырастет. До такой степени, что многие станут лишними. И уйдут во фриланс, свободный, как полет гордого, но всегда голодного орла. Рантье, наживающиеся на аренде офисных помещений, будут сосать лапу и переоборудовать свои квадратные метры под прием оправившихся от коронавируса китайских туристов. А они ведь вернутся.

Дети? Дети могут месяц-другой, а то и год обучаться из дома. Интернет в помощь. Учителя подтянутся по части цифровизации, родители (они тоже дома сидят) сблизятся с отроками над решением задач и лишний раз убедятся в дебилизме некоторых учебников. Заодно те, кто учиться не хотят, получат-таки наконец такую возможность и не будут больше никого утруждать.

Нужно провести жесткую ревизию надобности посещать всякие присутственные места.

Например, если уж в Москве разрешили бюллетени тем, кто на карантине, на дом привозить, то почему не присылать и номера на регистрируемые авто по почте без похода в ГИБДД, если все данные про машину уже в компьютере? Почему не общаться со столь высокотехнологично оснащенной налоговой по телефону или посредством электронной почты? Они же все равно там теперь все «видят», в том числе за границей. Зачем нам встречаться лично, подавляя взаимную подозрительность и неприязнь?

Или вот одному моему знакомому понадобилось получить по возрасту «Социальную карту москвича». Выяснилось, что помимо паспорта в МФЦ надо принести ОМС и СНИЛС. И они будут 30 дней думать над этим. При том, что все три документа не только уже давно лежат на всяких государственных серверах, но и, полагаю, прочно увязаны с системой видеокамер с распознаванием лиц. И пойди вы на несанкционированный митинг, вас отыщут со всеми задокументированными потрохами уже завтра. Просто по одному вашему нелояльному взгляду.

Нет фактически ни одной уже госуслуги, которую, если подойти к делу с умом, нельзя было бы получить дистанционно. И даже не через «одно окно», а через интернет, с отправкой оригинала по почте. А ту же почту, кстати, давно пора уже автоматизировать.

Завел персональный ящичек – и открываешь электронным ключом по мере поступления СМС-сигнала о доставке корреспонденции.

Когда «жареный коронавирус клюнул», что мы совершаем массу ненужных действий, надобность в которых далеко не очевидна.

В масштабах всей экономики, которая может, оказывается, быть куда более «экономной» (такой лозунг, помнится, провозгласил еще поздний советский генсек Андропов) также обнаруживается не только такое явление, как «избыточное потребление», но и еще более избыточное производство – услуг, товаров, процессов, на которых можно безболезненно «сэкономить».

Или, как теперь говорят, оптимизировать. Правда, от такой экономии может сильно упасть пресловутый ВВП, поскольку он тоже во многом – производная от перепроизводства всех этих «ненужных вещей». Клерков, едущих по два часа в один конец в офис и обратно. Строителей и арендаторов офис-центров. Чиновников, никак не желающих уступать место компьютеру. Личных шоферов чиновников, их секретарш. И миллиардов товаров, обслуживающих всю эту fake-economy.

А вот уже британский парламент обсуждает возможность перейти всем депутатам на работу онлайн, изменить регламент так, чтобы в формате телеконференции можно было проводить не только заседания комитетов, но и пленарные. Это после того, как в иранском парламенте сразу несколько депутатов заболели. Сразу подумалось о Госдуме. Как она в виртуальном пространстве, не затеряется ли? И если зараза пойдет шагать по нашей земле семимильными шагами (а это вопрос времени), то что перевесит: страх заразиться или старые представления о себе как о некоем важном органе, который должен именно что Заседать (с большой буквы)?

Что касается личного общения, то мы уже во многом давно перешли на виртуальное. Вот теперь переход этот и завершится. Под это замещение подводится еще более прочное обоснование. No hugs & kisses any more. Только лайки и смайлики.

Еще вспоминается, конечно же, Пушкин, наше все. Какой период в его жизни был наиболее плодотворным? Почти каждый школьник знает (ну должен, по идее), что период Болдинской осени 1830 года. Столица тогда была со всех сторон окружена противохолерными кордонами, точно как сейчас в Китае окружают города.

Из-за его вынужденного карантина, между прочим, снова была отложена свадьба с Натальей Гончаровой. И продлись он дольше – свадьбы и не было (он и так уже был согласен «дать ей свободу»), не было бы роковой дуэли, и Александр Сергеевич смог дожить до почтенного возраста своего учителя поэта Державина. Нет, не сработал как надо «черный лебедь», не донес месседж.

Пушкин даже пытался разок прорваться досрочно, но не смог. Так и сидел до декабря, не отвлекаясь на балы, светские рауты и на столичных красавиц. Пришлось довольствоваться деревенскими, экологически чистыми и не заразными. И ведь сколько всего натворил! Будь как Пушкин! Все лишнее – отринуть и остатки былой расточительной «роскоши» продезинфицировать. В сущности, и современному человеку, случись что, не так уж много надо. Еда, вода, кое-какая одежда (но уже меньше, поскольку выходить «в свет» надо реже), правда, еще теперь интернет и компьютер. И туалетная бумага. Но как показывает советский, идеализируемый нынче опыт, и без нее можно обойтись. Главное - не болеть.

P.S. А как же Пасха? А голосование 22 апреля? А парад Победы и «Бессмертный полк». А дачный сезон, наконец? Тоже оптимизируем?