Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Никому ничего не должны

Как Россия расплатится по делу ЮКОСа

«Газета.Ru» 18.06.2015, 20:08
Flickr.com

Российское имущество по иску ЮКОСа арестовали в Бельгии, Франции и Австрии. Также бывшие акционеры национализированной нефтяной компании отнесли исполнительные листы в суды Германии, США, Нидерландов, и, судя по всему, это лишь начало истории. Все это происходит во время Петербургского экономического форума, где российские власти пытаются убедить инвесторов в стабильности российской экономики. Эскалация выходит на принципиально новый уровень. Делать вид, что ничего не происходит, больше не получится.

В течение двух недель компании и банки, попавшие в поле зрения судебных приставов, должны передать им перечень российского имущества на балансах и денег на счетах. Причем арест может быть наложен на средства компаний, которыми Россия владеет не напрямую, а косвенно. В список потенциальных жертв попали практически все крупные банки, российские представительства (кроме дипломатических), корпункты СМИ и даже архиепископство Брюссельское и Бельгийское РПЦ. То есть все организации, в чьем финансировании может принимать участие российское государство.

Стало известно, что по делу ЮКОСа уже арестованы активы ТАСС и МИА «Россия сегодня».

Всего по делу ЮКОСа российское правительство должно выплатить $50 млрд. Такое решение Третейский суд в Гааге вынес еще год назад. Плюс $1,86 млрд Россия обязана выплатить всем бывшим акционерам компании по решению ЕСПЧ. Россия считает оба решения незаконными и оспаривает их, но пока безрезультатно. Оба они уже вступили в силу. И бывшие акционеры ЮКОСа, не получив от России никаких сигналов о готовности или платить по счетам или как-то договориться во внесудебном порядке, пошли с этими решениями дальше.

Уже в мае стало известно, что они обратились в суды Великобритании, Франции и США и готовят аналогичные иски в суды Бельгии и Нидерландов – тогда же глава Минюста Александр Коновалов не исключил «самого неблагоприятного» развития событий, в том числе ареста имущества России за рубежом.

И вот эти самые аресты начались.

Последовать примеру Бельгии, Австрии и Франции могут и другие страны. О такой возможности говорит и помощник президента Андрей Белоусов. При этом, по его словам, Россия предпринимает «ряд действий, направленных на то, чтобы в правовом поле в судебном порядке защитить наши интересы…»

Но чем ответит на это Россия, если в судебном порядке справедливости не найдет? Вариантов немного.

Можно начать выплаты бывшим акционерам ЮКОСа или хотя бы вступить с ними в диалог – юкосовцы не раз давали понять, что готовы торговаться, чтобы получить пусть меньше, но быстрее. Но, судя по всему, делать этого не хотят по политическим причинам. Министр экономического развития Алексей Улюкаев уже заявил, что Россия «совершенно исключает для себя какие-либо выплаты по иску экс-акционеров ЮКОСа». Наследники империи ЮКОСа, входящие в российский истеблишмент, вовсе не считают себя рейдерами, а решения международных судов называют давлением на Россию и ближнее окружение президента. И потом, сегодня заплатишь ЮКОСу, а завтра придется платить и Украине, если та захочет компенсации за Крым и Донбасс.

Конечно, можно и дальше надеяться на то, что все само рассосется.

Это вообще излюбленная стратегия руководства нашей страны: вспомнить хотя бы блестящий план борьбы с экономическим кризисом: потерпите два года, нефть подорожает, и все опять будет хорошо. Так и здесь, вполне возможно, надеялись на то, что либо холодная (если не горячая) война начнется в полную силу и тут уж будет не до выполнения решений «вражеских» судов, либо, напротив, что потепление в отношениях с Западом по украинскому вопросу отодвинет на второй план дело ЮКОСа.

Однако Запад на этот раз слишком очевидно пошел в наступление: масштабный арест имущества — очень серьезная мера, фактически объявление «экономической войны». Причем в тот день, когда Владимир Путин встречается с иностранными предпринимателями. Сделать вид, что ничего не происходит, не выйдет. Для сохранения лица Москва, скорее всего, ответит тоже максимально резко. Потому наиболее вероятны другие сценарии.

Третий вариант – ответить на санкции антисанкциями. Замучить проверками бельгийские и французские фирмы, работающие в России, включая корпункты СМИ, чтобы им работать было некогда. Запретить ввоз в Россию бельгийских вафель и того французского, что еще не запретили, прервать товарооборот с этими странами. Или просто арестовать все имущество западных компаний, включая дипломатическое, как угрожает МИД.

Четвертый вариант, который уже озвучивают некоторые депутаты, – не признавать решения ЕСПЧ и Гаагского арбитража, что неминуемо приведет к приостановке нашего членства в Совете Европы. Тогда никто из российских граждан больше не сможет добиваться судебной справедливости за пределами родины.

Правда, для этого вроде как нужно изменить Конституцию страны, где записан приоритет международных законов над российскими. И хотя Основной закон в России трудно назвать Библией для всех (желание внести в нее изменения не раз озвучивали самые разные силы), но, тем не менее, высшие руководители страны всегда реагировали на подобные инициативы отрицательно.

Видимо, Конституция, на которой приносит клятву президент, считается таким последним ящиком Пандоры – раз открыв, уже не закроешь, и что из этого получится, трудно даже предсказать.

А потому, судя по риторике российских высокопоставленных юристов, решение, связанное со всеми международными притязаниями, будет, скорее всего, принято в «гибридном» виде. Глава КС Валерий Зорькин уже заявил, что Конституция РФ имеет приоритет над международными правовыми нормами, «если лучше защищает баланс прав и интересов». То есть «Россия добровольно возлагает на себя обязательства, перечисленные в международных документах. И оставляет за собой суверенное право окончательных решений в соответствии с Конституцией РФ в случае спорных моментов».

Видимо, по такому же принципу можно и не исполнять международные судебные решения, если это «лучше защищает баланс прав и интересов». Впрочем, этой волшебной формулой можно объяснить вообще любое решение власти.