Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хор-патриотизм

В правительстве подобрали репертуар для коллективного пения в школе

«Газета.Ru» 17.10.2013, 18:36
Петр Носов/Фотохроника ТАСС/ИТАР-ТАСС

Сама по себе идея привлечь подростков «к коллективной сплачивающей деятельности» с помощью музыки неплоха: русский народ петь любит, особенно за столом. Вот только рекомендованный двумя министерствами идеологически верный песенный репертуар молодежь вряд ли подхватит.

В 2009 году американский телеканал Fox показал пилот сериала «Хор», позже получившего в России название «Лузеры». На протяжении четырех сезонов (пятый стартовал в 2013 году) в нем рассказывалось о группе учеников-неудачников в выдуманной средней школе в Огайо, которые под чутким руководством романтичного и слегка старомодного преподавателя испанского пытаются возродить некогда славный хоровой кружок.

Школьник в инвалидной коляске, амбициозная еврейка, манерный гей и беременная чирлидерша (это еще неполный набор фриков: с развитием событий на экране появляются лесбиянки, трансвеститы, христианский фанатик и дети, страдающие умственными расстройствами) в течение учебного года пытаются занять свое место в суровой подростковой иерархии и с помощью единственного любимого всеми занятия — пения — перестают стесняться себя, заводят отношения, привлекают в команду «популярных» ребят и определяются с будущим. При этом по ходу событий, несмотря на успехи, продолжают терпеть издевательства от сверстников, в частности за любовь к «устаревшей», по меркам подростков, группе Journey.

Интересно было бы посмотреть на тот же сюжет, снятый о средней российской школе (того типа, что показана в скандально известной «Школе» Валерии Гай Германики) в контексте рекомендованного Минкультом и Минобром репертуара для школьного хорового пения.

В частности, список из 300 рекомендованных чиновниками песен, кроме, понятно, гимна России, включает с полсотни патриотических и военных («Катюша», «День Победы», «С чего начинается Родина»), песни из советских мультиков и детских фильмов («Вместе весело шагать», «Чунга-Чанга»), «Славься» Михаила Глинки, «Нам нужна одна победа» Булата Окуджавы и другие. Школьники первого-девятого классов если и пойдут на дополнительные уроки хорового пения (пока речь идет именно о дополнительных занятиях), уж точно не отделаются от бескомпромиссных сверстников.

Сами по себе перечисленные песни никак нельзя назвать плохими: большинство граждан выросли именно на них и до сих пор заказывают в караоке «Катюшу».

Репертуар дурной именно потому, что отнюдь не отвечает поставленным правительством целям — популяризовать хоровое пение, сделать занятия «по-настоящему интересными и творческими для детей», привлечь подростков к коллективной сплачивающей деятельности.

Ни один человек, тем более подросток, не может полюбить мелодии только потому, что они показались чиновникам идеологически правильными; участие в реинкарнации детского хора Центрального телевидения не заинтересует ребенка XXI века, а он сам вряд ли от этого станет самым популярным учеником в школе. К концу потенциального сериала про патриотический хоровой клуб в средней российской школе ученики вряд ли найдут себя и определятся с местом в жизни — скорее, по замыслу чиновников, найдут государство в себе.

В случае же, если такие музыкальные занятия станут обязательным предметом, школа воспитает целое поколение учеников, ненавидящих музыку за бесконечную «Красную шапочку» и «Безымянную высоту»: при воспоминании о школьных уроках музыки мало кому сейчас весело.

Хотя, признаться, выбор у чиновников изначально был невелик: за последние десятилетия так и не появилось нового Юрия Энтина или Юлия Кима.

Но вместо установок на свободу выбора и развитие творческого потенциала в итоге выбрана установка на народное и патриотическое, вместо прививания любви к музыке — нудная обязаловка.

Топорное насаждение духовных скреп в образовательные и детские проекты в итоге рушит саму идею образования и развлечения: вспомнить хотя бы недавнюю историю со «Спокойной ночи, малыши!», где герои высмеивают попытку Мишутки провести акцию протеста. Вряд ли спустя двадцать лет малыши вспомнят, что плюшевые куклы не рекомендовали им протестовать, зато часть родителей в связи с этим найдут повод в следующий раз выключить передачу. Вряд ли подросток насильно полюбит хоровое пение с непонятными ему мотивами (у нынешних десятилетних уже почти не осталось воевавших дедушек и бабушек), зато родитель сможет поискать для него другое занятие.

То, что в замысле чиновников концепцию личностного развития победила концепция патриотического воспитания, в итоге породит целые поколения и без того, и без другого.