Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Уголь без опаски

Пока не видно, какие уроки извлекло правительство из прошлых аварий на шахтах

«Газета.Ru» 11.05.2010, 18:11
Александр Кряжев/Коммерсантъ

Невозможно полностью исключить риск аварий при добыче угля. Но можно уменьшить его, в частности, ужесточив государственный контроль над соблюдением техники безопасности.

Трагедия на шахте «Распадская» — очередная тяжелая катастрофа в угледобыче, тем более болезненная, что именно это предприятие является флагманом отрасли и по объемам производства, и по оборудованию. И хотя шахтерская профессия подразумевает риск, а аварии, в том числе и с большим количеством жертв, случаются далеко не только в России,

пока не видно, какие уроки извлекло правительство из многочисленных прошлых несчастных случаев.

Конечно, невозможно обеспечить полную безопасность при добыче угля. Однако можно, по крайней мере, уменьшить эту опасность в той части, которая касается не неподвластных управленческим решениям выбросов метана из углесодержащих пластов, а системы отношений между рабочими и работодателями и между работодателями и контролирующими государственными органами.

Проблемы эти, в общем-то, известны. Популярное объяснение, к которому прибегают работодатели при авариях, – нарушение техники безопасности со стороны шахтеров, игнорирующих показания датчиков газа либо даже «нейтрализующих» эти приборы. Неприятным фактом является то, что эти объяснения часто верны. Возможно, нечто подобное выяснится и по итогам расследования катастрофы на «Распадской».

Недовольство работников шахты оплатой труда, слухи о котором уже широко распространились, само по себе вещь довольно естественная, хотя «Распадская» в этом отношении как раз относится к числу скорее благополучных предприятий. Но даже если принять эти слухи на веру, все равно

трудно себе представить, чтобы только из-за одного стремления нагнать выработку побольше рабочие могли ставить под угрозу свои жизни.

И уж конечно, если это так, менеджмент и собственник предприятия обязаны были пресекать излишний энтузиазм. К сожалению, насчет его последствий у угольщиков богатый и печальный опыт.

Возможно, то, что катастрофа случилась на фоне восстановления спроса металлургов на коксующийся уголь, есть лишь несчастливое совпадение. Однако если выяснится, что ради восполнения прошлогодних кризисных потерь руководство шахты увеличило производственные задания, а причины несчастья – именно в игнорировании тревожных сигналов аппаратуры, придется говорить о доле вины собственника. Причем вина эта лежит не в мотивах, вполне нормальных для коммерческого предприятия, стремящегося воспользоваться улучшением конъюнктуры, а во взаимоотношениях, сложившихся между менеджментом предприятий отрасли и трудовыми коллективами.

Именно эту область управленческих решений, включая контроль над соблюдением строгих мер по технике безопасности, от года к году оставляет нетронутым и руководство страны. Три года назад, после крупных аварий на шахтах «Юбилейная» и «Ульяновская», Ростехнадзор указал на опасность увязки зарплаты шахтеров с выработкой, поскольку соблазн манипулировать газоанализаторами в этой ситуации оказывается слишком велик, а тогдашний президент Путин распорядился о введении уголовной ответственности за такие манипуляции. Судя по всему, это грозное предупреждение повисло в воздухе.

Действительно обидно, когда лучшая шахта страны оказывается в таком положении, как сегодня.

При всех соображениях о свойственной отрасли повышенной опасности, это тот самый случай, когда и собственники, и тем более надзорные органы, в иных случаях действующие решительнее некуда, должны были найти в себе силы хотя бы подстелить соломку.

Если для этого была необходима политическая воля, так вроде бы высшее руководство ее уже давно проявило. Или симулировало?