Пенсионный советник

Собиратель осколков

Избрание нового главы зарубежной церкви митрополита Илариона прошло на удивление гладко

Борис Фаликов 19.05.2008, 10:12

Новый глава русской зарубежной церкви попытается исправить урон, который нанесло ей слишком поспешное воссоединение с РПЦ.

17 мая прошел ровно год, как в Москве был подписан Акт о каноническом общении РПЦ и РПЦЗ, а на следующий день в Нью-Йорке произошло настолование (вступление в должность) Илариона. Он пришел на смену скончавшемуся митрополиту Лавру, который подписал Акт от имени РПЦЗ. Так символически закрылась первая страница непростой истории воссоединения двух ветвей русского православия, разделенных катаклизмами прошлого столетия, но сама история продолжается.

Многие обратили внимание на то, что избрание Илариона прошло на удивление гладко. На архиерейском соборе РПЦЗ за него было подано подавляющее большинство голосов, хотя выборы были тайными, а это нередко чревато сюрпризами.

После бурных дебатов среди «зарубежников» в ходе воссоединения это кажется несколько странным.

Но ничего странного тут нет. Иларион так легко возглавил РПЦЗ именно потому, что был сочтен наиболее подходящим человеком для ликвидации последствий дебатов, которые вылились в расколы. Чему поспособствовала Москва, форсировавшая воссоединительный процесс. Правда, число отпавших невелико, но скандалы случились практически везде: в одной Латинской Америке откололось около десятка приходов, есть потери в США, Европе, Палестине и даже в Австралии, где до своего избрания служил архиепископом сам Иларион.

Важнее, однако, другое. Если проблемы, породившие эти расколы, не будут решены, последуют новые. Не стоит забывать:

РПЦЗ отличается большой внутрицерковной демократией, помноженной на демократию среды обитания, и разногласия невозможно решать путем жесткого администрирования, как, чего греха таить, привыкли делать в РПЦ.

То есть храм у взбунтовавшегося прихода можно только отсудить, но суд, как правило, берет сторону прихожан.

Проблем остается несколько. Главная из них – по-прежнему резкое осуждение среди зарубежников так называемого «сергианства». В 1927 году митрополит Сергий выпустил послание, в котором призвал верующих быть лояльными к большевистскому режиму, что и привело к окончательному разрыву между РПЦ и РПЦЗ. Давно уж нет ни Сергия, ни большевиков, чего, казалось бы, забор городить? Но наследие митрополита толкуется сейчас в расширительном смысле как сервилизм церкви перед властью и ее отказ от независимости. На это накладываются

страхи, что вездесущее и всесильное КГБ по-прежнему царит в России и вертит РПЦ, как хочет. А к этой организации у «зарубежников» отношение по старой памяти никудышное, и особой разницы между КГБ и ФСБ там не видят.

Вторая проблема – принципиальное неприятие в этой среде экуменизма, который иначе как ересью не называют. Зарубежное православие очень консервативно, пребывание среди инославного большинства порождает в нем страх потери идентичности, поэтому экуменизм воспринимается как прямая угроза. РПЦ же продолжает принимать участие в деятельности экуменических организаций.

Наконец, имеются и серьезные административные вопросы, которые после воссоединения церквей обострились. Прежде всего, это наличие параллельных приходов. Скажем, в Германии есть как приходы РПЦ, так и РПЦЗ, более того, фактически получается, что под одним патриархом там два архиепископа на одной кафедре – «зарубежник» Марк и москвич Феофан. Что, с канонической точки зрения, неприемлемо. Аналогичные вопросы возникли и в других странах. А в Нью-Йорке скромный Знаменский синодальный собор РПЦЗ соседствует на Манхэттене с роскошным Свято-Николаевским храмом РПЦ. Спрашивается, кто главнее?

Руководство РПЦЗ остановило свой выбор на Иларионе, полагая, что хотя бы две первые проблемы он сумеет решить лучше других. Почему? Потому что, в отличие от своего единственного соперника на выборах, архиепископа Марка, он не был столь активен в процессе воссоединения и всегда занимал более умеренную позицию. Если с Марком отколовшиеся и сомневающиеся говорить не будут, то к диалогу с Иларионом некоторые из них готовы. В конце года в США состоится Собор Высшего временного церковного управления, объединившего часть несогласных. Он изберет главу Управления и обсудит, что делать дальше. Ряд его будущих участников признают, что давление на них со стороны руководства РПЦЗ в последнее время ослабло, и не исключают возможности общения. А один иронично заметил, что владыка Иларион более разговорчив, чем его покойный предшественник.

Это так. Митрополит Лавр был очень немногословен и практически не общался с прессой, а новый глава РПЦЗ уже дал несколько интервью. К экуменизму РПЦ он предлагает относиться просто. Во-первых, православные экуменисты не участвуют в совместных молитвах с инославными (что правда), во-вторых, Всемирный совет церквей подобно «Большой восьмерке» — лишь форум для решения разногласий (отчасти правда), и, наконец, ВСЦ на ладан дышит (тут митрополит выдает желаемое за действительное). Возможно, эти аргументы возымеют силу.

С «сергианством» дело обстоит сложнее, и от прямых ответов в беседах с журналистами владыка Иларион уходит. Но косвенно все же отвечает, высоко оценивая «молитвенность и благоговейное служение» митрополита Ювеналия, который представлял РПЦ на похоронах Лавра и участвовал в его отпевании. Тут надо знать, что многие в РПЦЗ безоговорочно зачисляют Ювеналия в бывшие агенты КГБ и даже называют его агентурную кличку. Позиция Илариона ясна – что бы ни трепали праздные языки, а человек хороший. Для яростных противников «сергианства» она, однако, достаточно спорна.

А вот вопросы административного подчинения, а уж тем более связанные с проблемами собственности, митрополит с журналистами не обсуждает. И то верно, такие вещи не для широкой публики. Но, видимо, в руководстве РПЦЗ полагают, что Иларион сумеет отстоять церковные интересы. Иначе б не избрали.

Может быть, митрополиту удастся хотя бы отчасти исправить урон, нанесенный РПЦЗ слишком бурным воссоединением с матерью-церковью. Но только при одном условии. Москва не должна оказывать на «зарубежников» того бешеного давления, которому они подверглись в прошлом году.

Безграмотные пропагандистские войны, затеянные в отечественной центральной прессе накануне воссоединения (а как же, ведь сам президент — инициатор!) и чуть его не сорвавшие, не должны повториться. Потому что они будут прямым доказательством того, что дух «сергианства» не только жив, но и побеждает. Из чего наши соотечественники за рубежом быстро сделают надлежащие выводы.