На языке футбола

07.07.2018, 10:07

Михаил Захаров о том, что говорят иностранные болельщики

Пока сборная России готовится к историческому четвертьфиналу против команды Хорватии, можно обсудить и околофутбольные страсти, кипящие в России. Нет, не будем, пожалуй, про известные темы, на которые сломало уже немало копий российское общество (вернее — политизированная его часть) о словах депутата Плетневой. И не будем о скандальном посте пиар-менеджера про сожженную фанатами девушку — на то есть множество остроязычных колумнистов разной направленности и ток-шоу федеральных каналов, которые во всех подробностях — и в своем стиле — описали инцидент.

Реклама

Интереснее все-таки в данном случае не столько внутрироссийская политическая повестка (вроде упомянутых вопросов или «актуальных» соображений типа «отказаться от чемпионата, но не повышать пенсионный возраст»), а все-таки сам контекст происходящего на улицах городов, в которых проходят матчи чемпионата. И прежде всего в Москве — просто в столице проходит наибольшее число игр чемпионата, и потому сюда приезжали гости из наибольшего числа стран.

Конечно, все уже слышали про Никольскую улицу, которая стала неофициальной фан-зоной и неофициальной штаб-квартирой фанатов из десятков государств. И местом для праздничных гуляний карнавального, антиофициозного стиля не только для приезжих, но и для тысяч москвичей. %

Впрочем, через две недели власти, по всей видимости, испугавшись риска терактов, установили рамки металлоискателей на улицу. А после победы сборной России над сборной Испании улицу и вовсе пришлось закрыть на вход — сразу после матча она оказалась запружена болельщиками российской сборной, и далее не ограничивать доступ было просто чревато давкой и жертвами.

Правда, все равно оставалось ощущение некоторой бессмысленности и избыточности самой инициативы с рамками — они были установлены ровно в тот момент, когда практически закончился групповой этап и болельщики из многих стран уже отправлялись домой.

Тем более что для многих из них пребывание в Москве было делом весьма недешевым. Жители небогатых или относительно небогатых латиноамериканских и африканских стран чуть ли не поголовно жаловались на столичную дороговизну. И даже от фанатов из более успешных в экономическом плане европейских стран можно было услышать о дороговизне жилья или ожиданиях, что в России окажется все подешевле. Но фанаты, которые посетили несколько городов, дружно отмечали, что цены в иных городах (за исключением, может быть, Сочи) их устроили гораздо больше. Из этого единодушного хора были и исключения. Живущий в Швейцарии исландец, с которым мы общались, радостно расплачивался в столичном кафе со словами «я богач!» По сравнению с Исландией и впрямь даже московские цены должны были показаться исландцам и тем же швейцарцам довольно умеренными. Не то что аргентинцам, многие из которых некоторое время специально копили на поездку в далекую и непонятную Москву.

Это, кстати, тоже отмечают болельщики из многих стран — они ничего не знали про Россию и ее столицу в принципе. А те, что знали, слышали в основном негативные или явно устаревшие соображения типа опасной, недружелюбной и холодной страны.

Тот же исландец из Швейцарии на мое замечание, мол, москвичи никогда не видели и не увидят исландцев в таком количестве (даже в Исландии, предположил я), отвечал в духе, что исландцев (а в Россию приехала чуть ли не десятая часть населения всей страны, если не больше) могло бы приехать и больше. «Почему не приехали?» — наивно спросил я и получил очевидный ответ: «Потому что в Британии отравили ваших бывших шпионов». Британцев, по их признанию, испугали не только Скрипали, но скорее опасения агрессии против англичан от российских «ультрас». Тем более что свежа еще память о столкновениях российских и английских фанатов на Евро-2016 в Марселе.

Большинство болельщиков, впрочем, политику практически не обсуждают. Отчасти по упомянутой причине слабого представления о том, что из себя представляет Россия, но больше потому, что их просто это не интересует — у них праздник. Исключений в моем личном общении было, пожалуй, два. В разговоре с болельщиком из Исландии разговор почему-то коснулся Белоруссии. «Последняя диктатура в мире», — отреагировал собеседник (видимо, мир для Исландии заканчивается за пределами Европы). На это я поинтересовался, в курсе ли он, что политические противники Владимира Путина в России считают диктатором и его. «Нет, Путин — не диктатор, он — лидер нации», — безапелляционно отреагировал исландский болельщик.

Но больше удивила реакция малазийцев. Ребята вообще были крайне колоритными: один с азиатскими корнями, один — темнокожий, двое белых — один собственно из Малайзии, один переехал туда из Франции. Вообще интересно, как они добрались до чемпионата, на котором Малайзия не представлена, а футбол, по их словам, в стране практически не развит, да еще и в далекую и непонятную Россию. Едва ли не единственное, что я смог определенно припомнить о Малайзии, — это сбитый во время конфликта на Донбассе малазийский «Боинг». Мне немедля сказали, что был и еще один знаменитый упавший «Боинг» (я, конечно, запамятовал про ту громкую историю), который искали на протяжении долгого времени. «Но вы же в курсе, что против России из-за этого ввели санкции?» — поинтересовался я. Они отреагировали для меня неожиданно — в том духе, что это все инициатива Америки и чуть ли не американская пропаганда.

Но, разумеется, все больше разговоров о футболе. А еще соотечественников (да и меня тоже) интересует то, как воспринимается Россия болельщиками из других стран. Негативной реакции не встречалось ни от кого. У некоторых были заранее заниженные ожидания. В других — и вовсе интересные ощущения.

Американец русского происхождения, чьи родители эмигрировали в 1989 году в Сан-Франциско, а родственники, к которым он периодически летает, живут в подмосковной Ивантеевке, говорил, например, что к его удивлению сегодня люди в той же Ивантеевке живут теперь также, как и люди в самой Америке.

Едва ли не все, с кем общался я, отмечали дружелюбие россиян — что для некоторых было неожиданностью. Один из англичан пообещал вернуться в Россию в будущем, когда не будет чемпионата, потому что он еще многого не видел в этой прекрасной стране. Может, хотел проявить английскую вежливость, а может и впрямь вернется. Одна из немногих проблем для иностранных болельщиков в России — здесь мало кто говорит по-английски. К такому не привыкли ни прилично говорящие по-английски европейцы, ни носители языка, ни даже многие латиноамериканцы. Они не справляются с кириллицей в кафе и ресторанах, персонал говорит по-английски далеко не всегда, им сложно в супермаркетах, но, как обычно признавались собеседники, им все равно пытались помочь. Я сам пару раз наблюдал, как пытались что-то объяснить наши граждане, и впрямь плохо или никак говорящие на английском, пытались что-то объяснить иностранцам. Пьяненький мужчина объяснял перуанцу на русском, как мы рады видеть всех гостей. На замечание, что вряд ли перуанец что-то поймет, он ответил нечто вроде, что он говорит же с любовью. А видимо, по его логике, язык любви будет понятен перуанцу и без перевода. А два сотрудника заведения общепита не без труда, но в конце концов при помощи англоговорящих сограждан смысл слова «зашквар» паре исландцев и паре англичан. Это был, конечно, неполноценный пример коммуникации, но довольно милый. На следующий день исландцы, зашедшие в тот же бар, радостно оперировали этим словом.

Эксцессы, естественно, тоже случались — в СМИ были сообщения. Но эксцессы случаются во время каждого крупного турнира или иного мероприятия. Пока же чемпионат проходит в весьма позитивной обстановке, и наши граждане ведут себя крайне позитивно и гостеприимно. Открытость миру — это прекрасно. Это еще более масштабное в этом плане мероприятие. Нежели проведенный ранее фестиваль молодежи и студентов в Сочи (там все тоже прошло на очень достойном уровне). И кстати, может у кого-то появится и повод выучить английский, а также желание посетить самостоятельно те страны, где у них появились новые знакомые.