Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Государство по имени Гордон

22.09.2009, 18:28

С удивлением узнала из программы «Временно доступен» о том, что у нас существует интеллектуальное телевидение. Один из соведущих Дмитрий Дибров скромно причислил к данному роду деятельности себя, а форпостом назначил своего гостя Александра Гордона. Форпост был равен себе, то есть старательно исполнял роль Гордона: дозировал фирменную мизантропию, оттенял ее ослепительной улыбкой, двумя-тремя меткими фразами уничтожал неугодных и охотно рассуждал о собственной независимости.

Гордон – господин амбивалентный. На том и стоит. Однако на сей раз маска приоткрылась чуть больше, чем хотелось бы ее обладателю. Впрочем, политические воззрения Александра Гарриевича давно известны. Однажды он даже рискнул выпустить телепрограмму «2030», отмеченную мессианским замахом – стране с непредсказуемым прошлым автор решил подарить предсказуемое будущее. Коктейль не первой свежести из воззрений коммунистов, евразийцев и газеты «Завтра» производил впечатление, будто мы вернулись не во вчерашний, а в позавчерашний день. Зато Гордон с уверенностью фокусника Ури Геллера обещал пастве всенепременное восстановление границ СССР через 25 лет. Это он утверждал, кстати, не только как ведущий, но и как лидер общественно-политического движения «Образ будущего».

Вот и теперь «временно доступный» А. Г. привычно клеймил Америку и «муть либерализма» по рецепту вышеприведенного коктейля. С политикой все выходило складно, а вот с моралью (собственной) не очень. Предложение другого ведущего программы Дмитрия Губина поговорить о Ходорковском высветило те закоулки в личности телезвезды, актера, режиссера, общественного деятеля, о которых зрителям лучше бы не знать.

Он сегодня готов пригвоздить к позорному столбу уже не олигарха, но арестанта с той же яростью, с которой писал известное письмо против него пять лет назад. Он и сегодня непреклонен: «Ходорковский решил поменять конституционный строй в стране и стать назначенным премьер-министром. Для этого был осуществлен подкуп двух фракций в Госдуме» (их А. Г. обозначает как «Я» и «К»). А еще он с Невзлиным организовывал «убийства неугодных людей». Гордона возмущает не только Ходорковский, но и кампания в его защиту на «Эхе Москвы», тоже, с его точки зрения, проплаченная. Лихо подсчитав чужие деньги, он сокрушается лишь о том, что Россия – не Америка. На сей раз его симпатии на стороне Штатов – здесь за неуплату налогов дают 200 лет тюрьмы, а у нас гораздо меньше…

И все бы ничего. В конце концов, Гордон – медийная персона, говорит, что считает нужным. А то, что ему не знакома пушкинская «милость к падшим», скорее не вина персоны, а беда. Если с такой эмоциональной глухотой еще можно (и даже нужно) вести программы на ТВ, то уж точно нельзя делать хорошее кино, хотя режиссерских амбиций у Александра Гарриевича — вагон и маленькая тележка.

Но вот закавыка. Оказывается, гордонова душа в отдельно взятых случаях все-таки жаждет прощения и смирения. С плохо скрываемым ликованием знаменитый мизантроп уже не в первый раз поведал городу и миру прекрасную историю о том, как он сначала поссорился, а потом помирился с Никитой Сергеевичем Михалковым. Он простил своего злобного врага (который намеревался судить его за оскорбление в прессе уголовным судом), а затем сам получил от мэтра прощение. И мир снова воссиял первозданными красками, все стало опять голубым и зеленым, и камень упал с души А. Г. А почему же Ходорковскому так не повезло? Почему тот, которому еще долго, судя по всему, придется отдыхать на нарах, не заслужил ни грамма снисхождения от Гордона много лет спустя? Можно, конечно, предположить краеугольное: политические позиции Александра Гарриевича, в отличие от личных, незыблемы и постоянны. Тогда опять неувязочка выходит. Что же он молчал и молчит в отношении остальных олигархов, не уплативших налоги, почему не пишет обличительные письма по их поводу? Почему, в конце концов, не помогает отечеству с помощью гневных эпистол отловить хоть какого-нибудь Чичваркина?

Вопросы все больше риторические. Ответ один. Даже те, кто числит себя, подобно Гордону, независимым телевизионным деятелем, должны знать, куда в данный отрезок исторического времени дуют политические ветры. Кто знает, тому хорошо: у нашего героя заканчивается один проект, приходит другой. Можно основывать ПОЦ (партию общественного цинизма) и одновременно «гордонкихотить» тех, кто не нравится лично тебе с точки зрения высокой нравственности и морали. Можно числиться в интеллектуалах и снимать по заказу Жириновского кино о 20-летней истории ЛДПР. Можно делать свои фильмы и одновременно в «Закрытом показе» с особой изощренностью унижать тех режиссеров, кто гораздо талантливее тебя, будь то Алексей Балабанов или Кирилл Серебренников. Главное, знать правила игры, то есть любить Михалкова и не любить Ходорковского, защищать цензуру и ненавидеть либералов. Тогда вас станут звать на Селигер, а сам Дибров, захлебываясь от велеречивого подобострастия, будет восхищаться вашим умищем и величать вас «государством по имени Гордон».