Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Апокалипсис в прямом эфире

13.08.2008, 13:42

Вот уже почти неделю воздух раскален от всеобщего безумия. ВГТРК одновременно показывает и войну в Южной Осетии с горами трупов, и открытие Олимпиады в Пекине с тоннами цветных шариков, фейерверками, с захлебывающимся от восторга Дмитрием Губерниевым: «Как замечательно видеть в этот день счастливые лица всех нас!»

В российской истории новейшего времени так уже не раз бывало: ложишься спать в одной стране, а просыпаешься в другой. С помощью ТВ мы испытали шок от мгновенности распада привычных форм жизни в Чечне, Беслане, Дагестане, Москве. Но то, что произошло в ночь с 7 на 8 августа, еще не имеет названия. В прямом эфире канала «Вести-24» можно было увидеть, как за несколько часов целый город стерли с лица земли.

С первых кадров на экране телевизоров война за территории сопровождалась войной пропагандистской. И с первых же кадров дала о себе знать деградация журналистского корпуса со всеми его многочисленными начальниками. Я сейчас не о высоком — «как слово наше отзовется», а об элементарном, профессиональном. Ни один комментарий не стыкуется с другим. Кажется, сам ящик окутан ватой лжи. На Первом канале уже рапортуют об эксклюзивных съемках вхождения 58-й армии в Цхинвали, а на «России» еще часа через три говорят о том, что эта самая армия пребывает «на подступах». В пятницу дружно всеми сообщалось о контроле наших войск над столицей Южной Осетии, но до сих пор там орудует тьма грузинских снайперов. В истерическом раже ведутся репортажи не только из горячих точек, что понятно, но и из респектабельных студий. Пожалуй, только Анне Нельсон в материале программы «Время» удалось найти снайперски точные слова о тех, кто продолжает жить, когда уже жить невозможно. Главный упрек российских комментаторов врагу – они уже давно готовились к войне, все продумали до мелочей. А где были наши миротворцы? Почему в Цхинвали уже в первые часы войны ощущалась нехватка питьевой воды? Объясните людям хоть что-нибудь, если не можете объяснить, зачем нужно Грузию бомбить.

Пропагандистская война сопровождается войной информационной. До воскресного вечера, когда «Вести-24» запустили трансляцию экстренного заседания Совбеза ООН, мы слышали точку зрения только одной из воюющих сторон, то есть нашу. Что не помешало Константину Семину в каждый свой выход в эфир обличать тенденциозность западных СМИ. Отчасти это правда. CNN и «Би-би-си», пожалуй, впервые столь необъективны. При этом ведущая канала CNN в благожелательном тоне берет пространное интервью у видного мидовца Григория Карасина, которое наши новостные программы с удовольствием цитируют. А на наших каналах до сих пор не прозвучало ни одного внятного мнения о трагедии Цхинвали с грузинской стороны. А уж как мы умеем перетаскивать трупы с места на место, подкладывать под одни и те же картинки разные тексты или давать почему-то одинаковые материалы на первой и второй кнопке о мнимом покушении на Саакашвили — никаким сиэнэнам не снилось. Вчера на «Первом» очень кстати начался показ прелестного английского сериала «Абсолютная власть» о пиар-фирме, обслуживающей правительство. Блистательный Стивен Фрай в главной роли работает отменно – он для благого дела даже умудрился внезапно обнаружить член у принцессы Анны Клевской, четвертой жены Генриха VIII. Таких членов и западной, и нашей пропагандой отыскано немало за последние дни.

Но в одном они нам точно проигрывают – у них нет Семина. Он подменяет собой все невинно убиенные аналитические и дискуссионные форматы. Семин, как никто на ТВ, обладает, как сказал бы Эрик Фромм, «даром упрощенного толкования». Он обобщает («русских начали делать сербами»); он констатирует («все это плоды цветных революций по периметру российских границ»); он прогнозирует («российские и украинские солдаты могут увидеть друг друга в прорези прицелов»); он угрожает Западу («не американский газ будет согревать их зимой»). Его мышление соткано из штампов и лозунгов, а там, где слова кончаются, в ход идет видеоряд. И вот уже «Вести» в 20.00 под вопли Семина «уберите детей от экрана» крупным планом, фиксируя адские детали, показывают лица мертвых. Показывают долго, подробно, с повтором в конце передачи…

Мало кто приносит такой вред своей стране, как крупные державники. Каждый из них подменяет аналитику самопиаром не хуже героя Стивена Фрая. Комментарии Леонтьева на тему «мы вас предупреждали» не содержат ровным счетом ничего, кроме ругани в адрес «бесноватого грузинского фюрера». Марков с поспешностью первого отличника торопится изложить свою версию событий: это провокация Дика Чейни для победы на американских выборах антирусски настроенного Маккейна. Мадам Нарочницкая, перебегая с канала на канал, привычно развенчивает правозащитников-манипуляторов в частности и демократию в целом. Героем дня становится дипломат Чуркин, который, по сути (как бы потом его ведомство это ни отрицало, но прямой эфир не отменишь), в высшей степени недипломатично признался на заседании Совбеза ООН в том, что наша цель – устранение Саакашвили. Все происходящее на экране поражает градусом бездарности. Нет ответа на вопрос: как можно было при столь явном нравственном и психологическом преимуществе в начале кровавой бойни проиграть и эту информационную войну?

Семин и компания – родные братья и сестры когорты советских политобозревателей, явленной недавно во всей красе в документальном фильме о Гостелерадио СССР. Они воплощение той идеологии, о которой говорили в советские времена: войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется.