Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Решите за меня

11.03.2008, 19:12

Удивительное дело – как мало появляется телепремьер, которые можно было бы подвергнуть хоть какому-нибудь разбору. Основной массив новинок, состоящий если не из сериалов длиной в Млечный Путь, то из песен, танцев, катания на коньках, хождения по канату, воспринимается, скорее, как явление природы и в анализе не нуждается. Острить по поводу интеллектуального шоу «50 блондинок» и все при Николае Фоменко тоже неохота — ничего кроме жалости к участницам и участникам оно не вызывает. Любой игровой формат мы умудряемся нагрузить коктейлем из такой звериной серьезности и пошлейшей пошлости, что в нем растворяется без остатка сама идея легкой изящной игры. Новая пограмма «Ты то, что ты ешь!» со способной, но незадачливой Феклой Толстой (почему-то все ее последние проекты обречены на быстрое умирание) поражают угрюмой физиологичностью и размытостью задач.

Впрочем, так и должно быть. Когда исчезает некая реальность, постепенно уходит язык, ее описывающий. Если присмотреться к не такому уж далекому прошлому, то можно увидеть, как этот негласный закон работает применительно к телевидению. Работает исправно: ТВ Горбачева, Ельцина и Путина представляют собой три разные субстанции. Сегодняшний слом времен не вполне отчетлив с точки зрения уходящий натуры. Он напоминает Кобзона, который в каждый свой большой юбилей громко прощается с публикой, но никуда не исчезает. Уйти, чтобы остаться – фирменный кобзоновский прием.

Эта двоящаяся реальность провоцирует цветущий телевизионный застой. Но есть две премьеры, авторы которых отважились на неслыханную дерзость – они пытаются угадать время, в котором мы живем. Новое ток-шоу на «ТВ Центре» «Решите за меня» эмблематично уже на уровне названия. Можно ли знакомиться с мужчинами в интернете? Стоит ли признаваться возлюбленному в былых грехах? Как поступать с соперницами? Решите, пожалуйста, эти вопросы за меня. И находятся смельчаки, которые их решают с помощью голосования, четкости которого позавидовал бы сам Чуров. На редкость перспективный формат. Сколько потенциальных тем: кто виноват? что делать? как нам обустроить Россию? кого назначить в президенты? Решите за меня. Авторитарность ведущей Марины Канцлер усугубляет жесткий имидж женщины-вамп. Пустяковая по сути программа с невнятной концепцией любопытна в качестве знака.

Еще любопытней в аналогичном качестве появление новой телезвезды. Впрочем, не такой уж новой. Павел Астахов несколько лет ведет на РЕН ТВ юридическую передачу «Час суда»; недавно он вообще целую неделю шел, что называется, первым экраном – когда стал идеологом движения «За Путина». Но то были пробы пера. Теперь же сразу одна за одной стартовали две премьеры – общественно-политическое шоу «Три угла с Павлом Астаховым» и юмористическая программа «Куклы» против Астахова».

В действительности куклы не только против Павла, но за всеми своими кукольными конечностями. Программа рисует идеального героя нового времени. Трудно найти достоинство, которое не крылось бы в мощном организме нашего героя. Карьера безупречная, клиенты золотые, знает четыре языка. А еще П. А. – заслуженный мастер по снятию бинарных оппозиций: он закончил Высшую школу КГБ и Питтсбургский университет, защищал Лужкова и Доренко, любил Гусинского и Путина.

Только человек столь уникальных дарований может вести программу «Три угла», смысл которой поистине революционен. Оказывается, в споре должна рождаться не истина, а согласие спорящих сторон. В роли кота Леопольда, призывающих ребят жить дружно, Астахов пока не очень-то убедителен. Да и кто бы мог быть убедительным в попытке свести к общему знаменателю Белых, Мединского и Шандыбина, перетирающих в очередной раз свежайшую судьбоносную тему – «Кто и почему боится сильной России?». Хуже то, что Астахов совсем неубедителен в роли ведущего. Он не владеет даже азами профессии, а на голливудской улыбке в сильной России долго не продержишься. «Три угла» — римейк всех известных программ сразу, от «Судите сами» до «Воскресного вечера с Владимиром Соловьевым». Зато дизайн самобытнейший. Астахов священнодействует на специальном подиуме, возвышающимся над дискуссантами. Посему имеются отдельные прелестные ракурсы. Так, борода пассионарнейшего евразийца Дугина полощется в кадре примерно на уровне причинного места Астахова.

Абсурдность замысла нового ток-шоу, осененного учтивостью гоголевского Манилова и отменяющего по сути саму идею, как говорил Михаил Горбачев, плюрализма мнений, с лихвой восполняется появлением на общественной арене ведущего нового типа. Державе нужны люди с декларируемым стопроцентным комплексом полноценности. Именно таков телевизионный образ П. А. Он достиг всех мыслимых высот, ну, разве что, по его собственному признанию, можно немного поучиться у Цицерона. А главное, сей ученик Цицерона мыслит в правильном направлении: «Если бы звери затеяли процесс, всегда выигрывал бы лев, а в нашей действительности – медведь». Как приятно иметь дело с первым учеником!

Закольцовывая сюжет, зададимся вопросом – что значат эти первые ласточки новой телеэры? Будут ли актуальны передачи с рабским подтекстом (зрелая личность сама решает свои жизненные проблемы) вроде той, что изваяла Марина Канцлер? Станут ли модными такие же припомаженные, как и сам Астахов, программы? Ответа нет. Решите за меня.