Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Конкурсом навеяло

19.10.2007, 11:31

Хорошо ли для великой державы, что с каждым годом растет количество вопросов, а не ответов?

Слава Тарощина

Трансляция финала журналистского конкурса «Профессия – репортер» на канале НТВ переросла рамки внутрицехового события

Контекст был важнее текста. Простой перечень членов жюри, в котором соседствовали Миткова и Парфенов, Листова и Лошак, Лобков и Брилев, Мацкявичюс и Такменев, скрывал драму распада, за которой угадывались сломанные хребты и судьбы. Ирония замечательных ведущих церемонии, Хрекова и Пивоварова, намекнувших на «уникальные журналистские коллективы» (так называли старую энтэвэшную команду), навевала легкую грусть. На лицах судей читалась целая гамма чувств вплоть до тоски по утраченным возможностям.

Впрочем, конкурс затевался не ностальгических мотивов ради. Здесь шел серьезный разговор не столько о короле ТВ — репортаже, сколько о творчестве. Вооруженная новым знанием о масштабности жанра, я решила посмотреть, применимы ли высокие стандарты к нашей текущей телевизионной жизни.

На самую значительную номинацию — «Свобода от штампов» — вполне могла бы претендовать авторская программа Никиты Михалкова «55», посвященная Владимиру Путину (она прошла как спецмероприятие — без предварительных анонсов, в рамках «Вестей недели»). После просмотра стало ясно, что тут уместней сказать «Свобода для штампов». Видеоряд соткан из кадров известной официальной хроники (Путин на воде, на суше, в поле, на море, в воздухе); текст, интонация, одический стиль — из речевого реквизита поздней брежневской эпохи. Удивляет актерская беспомощность мастера: мхатовские паузы, свидетельствующие о глубине раздумий, чрезмерно длинны; предательские слезы радости мерцают во взоре слишком часто; задушевность чересчур педалируется.

Юбилейные форматы, к которым тяготеет Михалков, явно не его конек.

В активе режиссерских неудач документальное полотно о Сергее Шойгу, приуроченное к 50-летию генерала Кужугетыча, как по-приятельски называет его режиссер. Чем органичнее его герой смотрелся в любых ситуациях, от экстрима до экрана, тем сильнее фальшивил автор. Он захлебывался соцреалистическим пафосом в жизнеописании «простого советского паренька из далекого городка Кызыл», а финал украсил дорогими реликвиями — фотографией, где он с Шойгу в обнимку. В «55» более сдержанная стилистика, но градус восторга прежний. Если фильм о Шойгу назывался «Спасатели» (хотя уместней единственное число), то фильм о Путине следовало назвать «Спаситель».

Не случилось чуда и с номинацией «Официальная хроника». Зря ведущие конкурса вдохновенно рассказывали о кудесниках, которые даже в столь сложном паркетном жанре способны обходиться без официоза. Может быть, в Южно-Сахалинске, где проживает победитель, таковые и водятся, а в наших столичных широтах — увы.

Подобные материалы в последнее время способен слегка разнообразить лишь гнев Виктора Зубкова.

Хотя не всегда с первого раза удается понять, о чем звук. Так, над вчерашней фразой премьера «На границе большого порядка нет кроме, пограничников, которые несут службу по-государственному» билась долго, но до сути так дойти и не смогла.

Не радуют глаз и «новостные репортажи». Всю неделю накануне прямой президентской линии они и вовсе выглядели как отчет об активности граждан, неутомимо формулирующих свои вопросы главе государства. Этим очень гордились ведущие информационных выпусков. Последнее обстоятельство представляется весьма странным.

Хорошо ли для великой державы, что с каждым годом растет количество вопросов, а не ответов?

Под номинацию «Специальный репортаж» подходит новая программа «Красавицы и чудовище» с подзаголовком «Будни Пети Листермана». Господин, который поставляет девушек (на петином языке — «лохматое золото») олигархам, стал на неделе подлинным бенефициантом: мало премьеры — у «чудовища» еще брала интервью сама Рената Литвинова. Петя все грозился приоткрыть двери творческой мастерской, но получилось уныло и тоскливо. Даже Собчак, и та успела поведать в личном спецрепортаже «Блондинка в шоколаде» о своем предменструальном синдроме. А Петя так и отделался пустыми обещаниями…

Странно, что в конкурсе на НТВ не отражена номинация «Другие новости» — очень, между прочим, популярный ныне формат. На Первом канале даже программа такая специальная есть. И слоган у нее имеется идеологически перспективный, особенно накануне выборов: «Помните, что в мире и без политики много важного и интересного». Здесь вам объяснят, стоит ли отпускать на подиум ребенка, как найти свое «я», что означает новая мода футбольных фанатов. Впрочем, не важно, о чем говорят в «Других новостях», важна интонация бодрого оптимизма, того самого, который так активно прежде насаждала советская власть. И вот он вновь востребован с легкой руки ТВ. Как-то вмиг поборники «самости» забыли, что неотъемлемая часть русской культуры и, стало быть, жизни — трагедийность мировосприятия (определение писателя Якова Гордина).

Есть и приятное известие на темы. В номинации «Интервьюер» на НТВ не нашли достойных претендентов, а на СТС таковой отыскался. Кирилл Серебрянников в качестве ведущего программы «Детали» — подлинная находка. Его интервью безукоризненно выстроены и продуманы. Последний разговор с талантливейшей Анной Михалковой — вершина жанра. О доме, об укладе, привычках клана и одновременно о творчестве и карьере, и все вместе — в ракурсе размышлений о поколении тридцатилетних, первом нашем почти свободном поколении, — так еще на ТВ никто не размышлял.

Дорогого стоит признание Анны: «Я с ужасом вдруг слышу у себя папины нотки. Это то, против чего я всегда бунтовала».

Но цитата так, к слову пришлась. Конкурсом навеяло.

Автор – обозреватель газеты «Газета»