Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Духовность с отягчающими обстоятельствами

17.01.2013, 16:05

Игорь Свинаренко о том, можно ли объяснить в России, что убивать нельзя

Бездуховность Америки в частности и вообще Запада проявляется ярче всего в том, что у них все стандартизовано и причесано под одну гребенку. Люди – это винтики. Они взаимозаменяемы. Нехорош один – берут другого. Плевать на его индивидуальность! Вот сказано, что негров нельзя обижать, – ну вот и берите их на работу. А вдруг они с ней не справятся, они, может, к ней не готовы?! Плевать, плевать, плевать.

И это не только негров касается, которых приоритетно берут в уборщики, – таким равнодушием, таким безразличием к человеку пронизана вся их вертикаль, или, как у них называется, эта фигня. Пал отец нации – ну отчего ж страна не удавилась вся на его похоронах, отчего она по крайней мере не рыдала, не уходила в запой и не билась головой об стену: «Как же мы будем жить теперь без товарища Кеннеди? Погибла, погибла Америка…» Выбрали другого отца, и весь сказ, а вдова вышла замуж за другого кумира, тоже чемпиона, но в другой номинации. Всех-то делов!

Всех в одну очередь (кстати, не забыть бы про запрет продажи автоматического оружия в США) – или индивидуально подойти? Как к толпе – или как к личности, единственной и неповторимой? Вот в чем вопрос. У нас уже глаз замылился от американских новостей, когда некто злодей убивает людей массово, пачками, не спрашивая, как зовут.

Ему все равно, кого убивать, он так выясняет свои отношения с этим миром, это страшно и кроваво, особенно жалко, когда детей. Но вот именно самое ужасное и леденящее кровь – это то, что уроду все равно, кого убивать. Детей он, наверно, выбирает мишенями не из особой какой-то кровожадности, как мне кажется – просто от них мощней PR-выхлоп. Которого он, ну, пытаюсь я понять, хочет добиться, раз идет на дело, на такое дело, причем в школу.

Люблю Америку и простых ее людей, ни разу не злорадствую по поводу массовых там убийств. Но немало я пролистал там учебников про то, как вести бизнес, как выстраивать переговоры, как получать выгоду, привлекать внимание к тому, что тебя беспокоит… Как проявить то, что скрыто в тебе и в чем ты сильней других! И в чем твое конкурентное преимущество. Чем можешь прославиться именно ты, а не твой сосед. Без чего – ну какой же успех? Успех — это слава. И иногда — стрелковые кружки. Вот я сказал про учебники, а они там и есть главная литература, походите по бескрайним торговым залам Barnes & Nobles каких-нибудь. Бездуховно, да? А сейчас мы плавно перейдем к русской классике.

Вот Кабанов, которого обвинили в убийстве, — он пока обвиняемый, приговора не было, а царица доказательств в России не очень авторитетна... Если убил он, то, заметим, не в школу он пошел и не в супермаркет шмалять во все стороны. Убийство адресное, глубоко индивидуальное, неповторимое и проч. и проч. Сколько уже написано про истоки и причины, и бедность, и долги, и съемную (писатель Кабаков требует писать «арендованную», но я не могу, рука сама так неакадемично набивает) квартиру, и приезд из провинции и пробивание наверх и прежние какие-то любови… Mamma mia!

Порфирий Порфирьевич отдыхает. Достоевский, как известно, искал – и находил! – темы для своих топовых книг как раз в газетах. Тут он мог бы просто списывать абзацами, переваривать уже готовое, копипастить, как нынче это модно у молодого поколения, да, впрочем, и у старперов.

Достоевского я тут не для смеха и не для стеба привлек. Тот же Раскольников – рубил топором не толпу на базаре (аналог супермаркета и штурмовой винтовки), но индивидуально старушку-процентщицу. Не от садизма, но, как нам объяснил ФМ, чтоб избавить мир от акулы капитализма и сделать счастливой свою семью, которая – внимание! – едет из провинции без копейки жить в столицу, и жить негде и все такое прочее, а квартиру поди сними дешевле 1000 долларов. Это не я придумал все, это в школе нас учили, про всю мутную мотивацию.

Вот эти типа умные книги, которые учителя со звериной серьезностью впаривают русским школьникам, да они через одну про мочилово, — это как бы такая техасская резня бензопилой. Ладно бы просто там были убийства, а еще и духовность вокруг этого нагнетается! Которая, впрочем, таки в этом деле присутствует, от этого никуда не деться, врать не будем. Вот когда помер Брежнев, мы в редакции поднимали подшивки за 1953 год – как описывать народную скорбь по случаю смерти любимого учителя и дорогого вождя? Сейчас не лишне было бы по той же схеме поднять подшивки венецианской La Gazett, в которой досужие (люблю это слово) репортеры описывают, как их Отелло душил – ну буквально! – свою Дездемону. Хотя, казалось бы, цивилизованный человек. Ну вот, конфликт с женой, страдания и переживания, аффект и все такое — три часа идет разборка, а вывод один: иначе никак нельзя было. Зрители уходят довольные со спектакля, а могли б освистать этот бред и закидать выкрашенного жженой пробкой Кабанова тухлыми яйцами и гнилыми помидорами. Ну не дебил – задушил жену, какой м..ак это не поленился рифмовать? 20 строк на полосу отдела преступности, и довольно.

Тут нет никакого юмора. Серьезные криминологи давно волнуются, что литература искажает картину мира и смущает малых сих. Я тут не про русских думцев, которые все хотят регулировать по своему удивительному вкусу, – но про западных профессоров. Которые указывают, что хороший Робин Гуд, который противостоит преступному шерифу, защитнику кровавого режима, – просто толкает детишек грабить своих одноклассников, угощать полицию коктейлем Молотова и жечь машины в парижских пригородах.

Никто не будет слушать этих криминологов, я первый не буду. Пусть сами двигают свой бизнес, какое нам до него дело, не мы ж с этого кормимся.

Где истина, что лучше – закон или справедливость, разобраться уже невозможно, в России по крайней мере. Когда страна застывает перед сводкой о трагической гибели Деда Хасана, когда она плачет, слушая блатняк про лагеря, когда она не вся бегло ботает по фене, но может на ней объясниться не хуже, чем на английском. Когда в верхах так воруют, что уже у нас мускулатура накачалась от пожимания плечами, – что тут сказать? Сказать, что это неправильно и плохо? Ну уж как есть. Не выкинешь из русской жизни коренных вещей: вся страна построена зэками. Не только в том дело, что многие миллионы еще живых – отсидели, часто ни за что, но это уже неважно. Суть в том, что они принесли оттуда блатные понятия. А колхозники? Без паспортов и без свободы передвижения? Да это же выпущенные досиживать на поселение, на химию, как раньше говорили! Сталинские лагеря – ну, тут ни убавить, ни прибавить. Копнем дальше, а там крепостные, которые тоже суть зэки, на поселении, в любой момент могут на этап отправить, делай что прикажут или так запрессуют, что о смерти замечтаешь. Питер построили зэки! Нет, не зэки, а крепостные, которые, впрочем… поднимись на три строчки, все уже сказано.

И вот после всего – давайте ближе к телу — объяснить широкой публике, массовой аудитории, что нельзя убивать людей? Которые смотрят ТВ и считают, что РФ – правильное сильное государство?

А вот, скажут мне, в Библии есть же прямой запрет: не убий. Но, знаете, беглое пролистывание Книги, где убийств более чем достаточно, и совершали их уважаемые люди, из которых иные уже бы зону топтали – ничего, боюсь, не даст нашему читателю. К тому ж он оглянется вокруг и сообразит, что ведомства, которые взрывали храмы и мочили батюшек, считаются уважаемыми и исправно посещают службы, в смысле церковные. А я могу показать пальцем – вон люди, которые на моей памяти вышли из тюрем за то, что печатали и распространяли Евангелие, – нормально, да? На Библию надо ссылаться как-то осмотрительно. Вот я недавно напечатал серию текстов, где были истории из Ветхого завета, с моими комментами – так вполне образованные люди удивлялись, где я нашел столько увлекательных басен, жалко, они не очень политкорректные.

По поводу христианских ценностей – меня сейчас ее попрекнут православным журналистом Мамонтовым, придется оправдываться, — короче, дело тут темное.

Возвращаясь к духовности и классике. Вот что жутче: одно убийство с расчленением или когда банду коррумпированных чиновников живьем сжигают в деревянной избе? Не фашисты в Белоруссии, но добрые богоносцы Дубровского, взыскующие правды и справедливости? Пусть слепая Фемида это дело взвесит на своих весах, если ей нечем больше заняться.

Как это – нигде не сказано о вреде убийства? А есть же – Уголовный кодекс, шалишь! А там все-все написано про убийства! Ну да, ну да… Кто сидит, кто нет, кому отсрочка отбывания наказания и он дома отдыхает, а кому за каждого убитого по году условно и потей себе дальше на госслужбе… Или, например, убей Магнитского – и не виноват совершенно. Труп был, а не виноват никто. Или задачка попроще: англичане хотят допросить подозреваемого в убийстве и приглашают к себе – но мы не пускаем, не выдаем, мы-то типа знаем, что их суд басманней нашего!

Ну, между собой мы можем делать большие глаза и с пафосом провозглашать ценность человеческой жизни, и белоленточники, которые курице не могут голову отрубить, – будут кивать со слезами на глазах. Но нет, едва ли можно с таким же успехом объяснить не очень грамотным телезрителям, которые засмотрели до дыр обоих Малаховых и всего Мамонтова насквозь, что убивать – нехорошо. Может, они и мало читали, но про то, что убивали кулаков и белых офицеров, и казаков, – им известно из вбитых в головы книг, и усвоено крепко. И я не помню, чтоб итоги гражданской и сталинского эффективного менеджерского террора официально пересматривались и объявлялись преступными. Ну или хотя бы незаконными.

Из всей кучи аргументов рабочих мало. Ну, могут слабые души сделать вывод, что надо убивать кого надо, и так, чтоб за это ничего не было, а может, даже наградят. Убийцам семьи Романовых давали ведь квартиры и платили персональные пенсии, про них писали книги и называли улицы их именами… Трупы царя, его жены и детей расчленены не были, но их тайно закопали в лесу, чтоб никто не нашел – ну приблизительно по схеме, которая ожидала убитую Ирину Кабанову. А вот если ошибся в выборе жертвы и некому тебя отмазывать – такое убийство, любой вам скажет, очень нехорошо.

P. S. Знакомая девушка, журналистка, которой я рассказал про то, что пишу заметку, вот эту, уела меня: «Что значит – адресные у нас сплошь убийства, а не массовые тупые, как в Штатах? А Евсюков?» Ну что, реплика не в бровь, а в глаз. И вот я вынужден открыто признать, что частные случаи бездуховности вполне западного толка имеют место и на территории РФ, даром что это – Святая Русь.