Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Гастарбайтер против русичей: 100000 против 5000

21.06.2007, 20:02

Забавно, с интервалом в 3 дня знакомые авторы подарили мне две свои книги. В принципе про одно и то же. Только писали они с разных сторон баррикад. Оба интересны мне и как авторы, и как люди, и изредка я с ними – порознь конечно – пью водку.

Первым вручил мне свой труд Дима Соколов-Митрич, крепкий репортер. Я сперва начитался его текстов, а после нашел и познакомился. Конечно, привлек к сотрудничеству, он пишет иногда в журнал «Медведь». Сейчас, когда ремесло находится в прибитом состоянии, странно видеть таких его фанатов. Не уверен, что я б в него, какое оно сейчас, пошел, если б все начинать сначала. А он, пожалуйста, пошел. Его книга называется «Нетаджикские девочки, нечеченские мальчики». Это сборник репортажей и документов про то, какие преступления совершают жители бывшего СССР против русских. Написано без фанатизма и без крена в фашизм, никаких призывов типа «Чемодан – вокзал – Баку» (так называется другая книга, которую мне прислал еще один знакомый, но с ней все ясно, в силу ее специфики мы ее тут не обсуждаем). Одни голые факты, но меня книга сильно, как говорится, загрузила. Автор поделился таким наблюдением: он несет, бывало, в редакцию текст про то, как кавказцы убили русского – не берут, это-де разжигание межнациональной розни. Но назавтра в номере легко выходит чья-то заметка про то, как русские скины избили, скажем, таджика. Ну и дальше в таком духе. Пронзительно изложение беседы автора с Лидией Графовой, она председатель Форума переселенческих организаций, с 1990 года занимается беженцами. Даю цитату.

«Лидия Ивановна буквально выдавливает из себя каждое слово. Видно, что покаяние ей дается нелегко…

--…пошел вал беженцев-чеченцев. И я должна признаться, мы искренне считали, что должны отдавать им предпочтение перед русскими… Большинство правозащитников до сих пор придерживается этого мнения. Лично у меня постепенно чувство вины перед русскими перевесило…»

Чтоб совсем коротко, дам вам тут оглавление: «Этнические чистки», «Просто убийства», «Нападения и погромы», «Нападения на женщин. Изнасилования», «Преступления представителей нацменьшинств, работающих в правоохранительных органах», «Этническая дедовщина», «Рабство», и др.

Тираж 5000, издательство Яуза-пресс, в выходных данных фамилии чисто русские, промашка только с адресом – ул. Клары Цеткин – и гарнитурой, она, пардон, «Гарамонд».

Еще раз повторяю, книга очень тяжелая. Она портит настроение по полной программе.

— Ты чего хочешь от читателя? – спросил я автора. – Чтоб он уехал в какую-то тихую страну? Записался в скины? Пошел служить в милицию, чтоб давить инородцев? Купил пару ружей на всякий случай?

— Я просто хочу, чтоб люди задумались. Чтоб выслушивали не одну сторону, а обе. (Привет Графовой).

— Так не бывает, чтоб просто задумались…

Ну, может, и не бывает. А книжка есть, она живет своей жизнью. Не знаю, кто ее будет читать и как после реагировать… Лично я как человек деликатный всего лишь напился.

Вторую книгу мне вручил Эдуард Багиров, он просит, чтоб его называть Эдиком. Я его нашел и взял этой зимой интервью. Это главный редактор сайта «Литпром», который мне стал известен благодаря Орлуше, бывшему журналисту, а теперь модному сетевому поэту, — он там публикует свои бессмертные стихи. Сайт жесткий, «падонковский», неполиткорректный, — то есть заслуживающий внимания. И вот теперь главный редактор выпустил книгу под названием «Гастарбайтер», тираж, на минуточку, 100000, которые, говорят, уже реально лежат на складах. Это живо написанные мемуары самого Багирова, который вывел себя под фамилией Алиев, что, кстати, тоже неплохо. Речь про то, как он родился в Туркменистане, учился там в ПТУ, служил в армии, дезертировал в Россию, бомжевал, сидел два года. А потом работал на стройках, базарах, его грабили менты, он учреждал какие-то фирмы. Параллельно слушал Бетховена, обличал русских, которые раскидывают окурки, объяснял москвичкам, как пройти в Третьяковку, смеялся над малообразованными столичными жителями, которые по размаху эрудиции отстают от гастарбайтера с 8 классами образования. Ну и восточный колорит, куда без этого: персонаж ездит только на такси, ходит по дорогим заведениям, швыряется деньгами, платит все долги, дерется с превосходящими силами противника и всех укладывает, девушкам дарит розы просто ведрами, он безупречен морально и прочее в таком духе. Книга, короче, про то, что и гастарбайтер-азербайджанец может выбиться в люди, и ничем он не хуже коренного москвича или хохла. Хохлов автор как-то не очень, у него с ними не сложилось, в книге много про это. Я пришел на презентацию и заорал:

— Эдик! Россия – для русских и хохлов!

Он как раз давал интервью и вставил:

— А это журналист Свинаренко, хохол, который так и не смог избавиться от акцента.

Эдик говорит по-русски очень чисто. А я московскому говору обучиться даже и не пробовал. С таким, как у меня, акцентом разговаривают лучшие люди страны, взять хоть Солженицына.

Замечательно, что по городу развешена реклама «Гастарбайтера», там картинка – обложка книги, черное с красным, это траурно, и коричневое, чисто штурмовой цвет. И шутливая фраза, которой на реальной обложке нет: «Слава России». Кажется, это один из скиновских лозунгов?

В общем, легкий черный юмор – это весело, это современно. А вот что касается книжки Соколова-Митрича, то билбордов с ее рекламой не замечено. И шуток нет вокруг нее. И тираж в 20 раз меньше. Да и вообще, как написано на задней обложке, «многие люди, которые привыкли называть себя антифашистами, не дожидаясь выхода книги в свет, уже успели заклеймить ее ксенофобской и разжигающей межнациональную ненависть».

Я необычайно корректный эксперт в межнациональных делах. В силу своих характеристик. Я украинец, но с сильным креном в русскую сторону, я в этой культуре. Но что с того? Начнись что, может сказаться моя внешность: армяне и азербайджанцы то и дело заговаривают со мной на своих языках, а в Израиле со мной только на иврите.

В общем, я не знаю, что делать.

Чисто русские тоже не знают. На днях я увидел телесюжет: замминистра внутренних дел приехал инспектировать свой пионерлагерь. Интервью он давал стоя на фоне плаката, а на нем славянской вязью написано: Мы – русичи!

— Смешно, — сказал я. – У них же министр татарин, кажется. Ну уж точно не русич. Так они прислали русского зама. Ха-ха.

— Да ну, никто на это внимания не обратит, — сказала мне на это моя чисто русская жена.

— Вы, русские, не обратите. А другие – обратят…

Вот интересно: министр-татарин икнул бы под этим плакатом с русичами? А может, он про этот плакат знал и потому не поехал?