Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мыши у нас

24.05.2011, 18:14

Божена Рынска о светской жизни «русского Лондона»

Когда-то Лондон был эпицентром российской светской жизни. Деньги, нажитые на просторах «великой и необъятной», осваивали в «старой доброй». Десять лет подряд светскую активность русских в Лондоне определял Российский экономический форум (РЭФ). Это могучее событие и сопутствующие ему вечеринки, пати и гала-ужины делал продюсер Сергей Колушев. Каждый апрель самые видные бизнесмены России собирались на берегах Темзы, заключали сделки, плясали в клубах, ужинали при свечах и были ужасно нелояльны к линии партии и правительства. Добром это не кончилось — сверху, от «главного великана», наслали порчу, и РЭФ приказал долго жить. Сергей Колушев попробовал сделать Roadshow, но дважды войти в одну и ту же Темзу не получилось.
До развала РЭФ господин Колушев объединял русских лондонцев. Но после кризиса он отъехал окучивать кажущийся урожайным Дубай, и тогда в светской жизни «нашего» Лондона зазияла пробоина.

Года три в светской жизни на берегах Темзы ничего хорошего не происходило. Самые активные и состоятельные соотечественники стали осваивать английские мероприятия. Одним из самых престижных и труднодоступных приемов стал ужин «Друзей Эрмитажа». В этом марте там была замечена одна из самых светских пар страны — «форбс» Борис Белоцерковский с женой Никой, успешным кулинаром и издателем. Они пришли на вечер в компании миллиардеров из Санкт-Петербурга. Речь перед началом вечера держала светская львица Гога Ашкенази, блистательная авантюристка казахского происхождения.

Английские вечеринки отличаются от русских — они шумные, переполненные, обильно декорированные цветами. Гостей там стараются перемешивать. Люди приходят с четкой целью — завести новые знакомства. Подходят, хватают за пуговицу, честно спрашивают: чем вы занимаетесь, чем мы можем быть полезны друг другу? Русских это смущает. Почему он спрашивает, чем я занимаюсь?! Все знают, чем я занимаюсь. Я в «Форбсе» на таком-то месте! Или наоборот: я столько сил угрохал, чтобы случайные люди не знали, чем я занимаюсь! А тут, понимаешь, вопросы. Ну как я ему отвечу, что я, например, «решальщик»?

В Мейфере, Белгравии, Челси, Найстбридже, Южном Кенсингтоне и в Суррее много русских. Все они знакомы между собой, но ощущают себя социально значимыми, только отражаясь в глазах друг друга. Поэтому русские хотят тусоваться только с русскими. Своих ненавидят, но жить друг без друга не могут. Ситуация, сами видите, требует мероприятий, позволяющих и себя показать, и людей посмотреть (не все же в баре Лэндсборо и Дорчестера штаны протирать).

И вот дырку, образовавшуюся после потухшего Сергея Колушева, стал заполнять другой промоутер. На лондонском светском безрыбье потихонечку стала восходить звезда Ольги Балаклеец. На прошлой неделе госпожа Балаклеец собрала тусовку в лондонском отеле St Martin's Lane на ужине в честь 100-летия балерины Галины Улановой.

Одно время госпожа Балаклеец вообще была субподрядчиком Сергея Колушева — привозила ему что-то музыкальное, а потом с боями выбивала из него за это музыкальное гонорар. Казалось, Балаклеец перебивается с хлеба на макароны, в вечном поиске денег на «ивенты», делает какие-то маленькие околокультурные мероприятия, что-то, например, на Кипре для компании Владимира Потанина. Колушев, уже не монополист, уже свергнутый с лондонского небосвода, в это же время кусал по-крупному — окучивал зажиточный Дубай: поло, Мoscow Motion, Roadshow.

И как-то неожиданно вышло, что маленький промоутер Балаклеец хитро, а главное, незаметно, вытеснила монополиста и гиганта Колушева со всех его хлебных мест. Она прибрала к рукам не только светскую жизнь Лондона, но и Дубай.

В самый тяжкий кризисный год госпожа Балаклеец организовала российско-арабский gala-вечер в Дубае, причем чуть ли не через день после приема Сергея Колушева там же. Еще через год, наступая на пятки Колушеву, она организовала поло-матч между российской командой и самой главной местной командой «Аль-Хабтур» (а ведь годом раньше этот матч был фишкой Колушева). Потом госпожа Балаклеец скоординировала участие фонда Натальи Водяновой «Обнаженные сердца» в бале Гран-при Абу-Даби. А ведь до этого и фонд, и лично Водянова работали с Колушевым и целовали его в десны. «Как сумасшедший с бритвою в руке», Ольга Балаклеец шла по следу Сергея Колушева и отжимала его «фишки».

Светский монополист ослаб. И важную роль в этом сыграло следующее обстоятельство: господин Колушев, «походу», проел себе карму: многие субподрядчики прилюдно жаловались, что он работал с ними «на кэш», а потом ускользал от прихода в финансовую тонику. Из обиженных им можно было «составить город». Бывшие друзья перестали подавать ему руку. Карма сгущалась. В Москве бывшая работница Колушева даже подала в суд на его компанию Eventica и написала заявление в прокуратуру, обвиняя его в мошенничестве в связи с невыплатой последней зарплаты.

Логике поступки Колушева не поддавались. Казалось, главный промоутер Лондона заключил какой-то контракт с нечистой силой — и сам не хочет портить отношения с людьми, но не может. Вот заключил с неведомым чертом контракт на разрушение собственной карьеры и планомерно уничтожает все, чего добивался долгим и нелегким.

Тем не менее о полном крахе и торжестве справедливости говорить пока рано: Сергей Колушев выживает на старых связях, в том числе на дружбе с пресс-секретарем премьер-министра Дмитрием Песковым, который действительно тепло к нему относится. Возможно, именно эта дружба и позволила получить контракт на российский олимпийский павильон на Marble Arch. Но пока что, до возведения павильона, из светской жизни Лондона колоритная фигура Колушева пропала. А на недавнем «балетном» ужине у госпожи Балаклеец восседали послы России и Украины, футболист Андрей Аршавин, дочка миллиардера Паттаха Шодиева Мунисса (не так давно Evening Standart посвятил ей блестящую статью), супруга Дмитрия Хворостовского Флоранс, модельер Вячеслав Зайцев и мачеха принцессы Дианы.

Бизнес-пул был не таким мощным, как на мегасобытиях Колушева, но потихонечку и Балаклеец начинает подтягивать людей с большой цифры: на ужине в дизайнерском отеле Филиппа Старка St Martin's Lane были замечены один из самых известных инвестиционных банкиров Алекс Кнастер, президент «Центринвест Капитал Партнерс» Игорь Цуканов, гендиректор Российско-Британской торговой палаты Стивен Диэль, а также издатель Всеволод Копьев. И вот что важно — на ужине был заместитель мэра Лондона Ричард Барнс. В последнее время он очень лоялен к русским мероприятиям, вероятно, готовится к следующему году выборов и надеется на поддержку русского комьюнити.

Анна Абрамович не пришла, но зато пришел ее все еще жених Николай Лазарев. Автор свадебного платья принцессы Дианы Элизабет Эммануэль подружилась с модельером Вячеславом Зайцевым и звала его в совместные проекты.

Футболист Андрей Аршавин рассказывал, что увлекается балетом и что техника балета на самом деле близка к футболу, однако те нагрузки, что достаются балетным танцорам, не могут сравниться с футбольными. Кстати, господин Аршавин и его светская супруга Юлия проигнорировали вечерний дресс-код, пришли даже несколько в походном виде.

Ужину в St Martin's Lane предшествовал концерт в театре «Колизей», приуроченный к недавнему 100-летию балерины Галины Улановой. Он был организован компанией Ensemble Productions (это и есть Ольга Балаклеец) и балетмейстером Владимиром Васильевым, учеником легендарной балерины. На сцене «Колизея» выступили ведущие артисты Большого и Мариинки — Ульяна Лопаткина, Игорь Зеленский, Светлана Захарова, Светлана Лунькина, Евгения Образцова и многие другие.

Почти все гости званого ужина покорились такому созвездию имен, осознали, что ужин — не самоцель, главное — приобщиться к прекрасному, то есть посмотреть батманы и фуэте. И только совладелец компаний Le Futur и Mr.Doors Максим Валецкий отсиделся (точнее, оттоптался) в холле «Колизея». Он не пожелал смотреть на «замок красоты» и его парящих жильцов, и жизнь в отместку преподнесла ему иную картину, иных жильцов: пока на сцене струился эфир, холл театра неспешно переползали то ли две маленькие крысы, то ли два огромных мыша. «В старых лондонских домах это нормально», — объяснил господину Валецкому сконфуженный капельдинер.