Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Олимпийский вид спорта

20.10.2000, 14:20

Давным-давно, когда я учился в школе и приходил в гости к своему однокласснику Кириллу, его трогательнейшая мама угощала меня чаем и жаловалась на жизнь.
       — Вот, — говорила она, — дорогой Валера, видите, какая непростая штука жизнь. Нам с Кирюшей так трудно в однокомнатной квартире, потому что мы разнополые.
       Я улыбался этому собесовскому словечку, а женщина продолжала:
       — Но другие живут еще хуже. У многих детишек в Кирюшином классе даже, представляете, нету дома горячей воды.
       — Как нет воды! Это же Москва, центр, конец двадцатого века.
       — Вот так, Валерочка, нет воды, представляете. Почти каждый вечер, когда я прихожу с работы, у нас в душе моется какая-нибудь девочка из Кирюшиного класса. Он такой добрый. Он всех девочек приводит, и они все моются у нас в душе.
       Я, помню, поражался тогда невероятным сексуальным успехам товарища, но искренне не понимал, зачем ему так много девок. Теперь, наконец, понимаю.
       Все прояснилось благодаря статистическим исследованиям, заказанным производителями презервативов. Оказывается, мы занимаем второе место в мире по числу соитий на душу населения. Чаще нас любят друг друга только американцы. Американский молодой человек обоего пола имеет половую близость с другим молодым человеком обоего пола в среднем 132 раза в год. Мы отстаем, но не сильно. Наши молодые люди любят друг друга 121 раз в год, и это твердое второе место. Легендарно любвеобильные французы, бешено размножающиеся китайцы — в подметки нам не годятся.
       Здесь можно еще учесть особенности климата. Американцам вольно же, например, заниматься любовью в автомобилях хоть круглый год. У них тепло. Если на секунду представить, что у них воцарится вдруг полярная зима, веерное отключение электричества или, не дай Бог, кремлевская администрация, то, я убежден, бедолаги вообще позабудут, откуда дети берутся.
       Еще можно, конечно, допустить, что победную сексуальную статистику создают Соединенным Штатам афроамериканцы. Живой, подвижный народ. Спортсмены, красавцы. Стоп!
       Слово «спортсмены» как раз в этом деле является ключевым. Нигде больше, ни в одной сфере человеческой деятельности мы не занимаем второго места в мире следом за американцами. Только в сексе и — на Олимпиаде.
       Православная церковь пытается убедить паству, то есть нас с вами, что любовью следует заниматься только для зачатия детей. Мы не верим. Я даже слышал и читал неоднократно занудные дискуссии светских социологов и журналистов с православными попами. Попы говорили «зачатие». Журналисты говорили «любовь, свобода, красота».
       И то и другое ложь. На том основании, что результаты наши в сексе полностью совпадают с результатами нашими в спорте, я осмелюсь выдвинуть социопсихологическую гипотезу.
       Секс, дорогие читатели, в современном обществе — это вид спорта. Самый массовый, самый любимый, скорее летний, чем зимний, и непонятно, почему до сих пор не включен в программу Олимпийских игр. Как-то даже не принято сопоставлять лозунг «make love not war» с лозунгом «О спорт, ты мир». А зря. Найдите восемь отличий.
       Презервативы являются для секса таким же спортивным инвентарем, как щитки для игры в американский футбол. Виагра, разумеется, может быть приравнена к допингу.
       Одна знакомая девушка как-то раз на полном серьезе пожаловалась мне, что вот уже месяц не живет половой жизнью.
       — Ну и черт с ней! Походи в институт, поиграй с младшим братиком.
       Девушка огорчилась:
       — Обидно. У других девчонок романы, страдания, примирения, нежелательные беременности... Теперь каждый раз, когда юное, прекрасное создание проявляет ко мне благосклонность, я думаю: «С кем она сейчас соревнуется?»