Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Партизаны культа личности

26.05.2006, 11:37

Власти самого европейского российского города показали свою рабскую «азиатскость», типично восточный фальшивый жест почитания того, кто сейчас в политической силе

Люди, облеченные минимальной властью, демонстрируют это свое рабство в самых невинных и не требующих подобной демонстрации ситуациях. В городе Петербурге с 1993 года решили возродить традицию присвоения звания почетного жителя города. Традицию умную и благородную. Первым почетным гражданином города, претендующего на роль духовной столицы страны, стал академик Дмитрий Лихачев. Через 13 лет двумя почтенными гражданами Петербурга местные законодатели избрали действующего президента и подругу его жены. Причем ни один депутат ни за что не признается, что тупо сработал на культ личности главы государства.

Скажу сразу: в принципе, я не против того, чтобы почтенными гражданами Петербурга с правом пожизненного бесплатного проезда в городском транспорте стали самый известный с точки зрения карьеры выпускник Санкт-Петербургского университета Владимир Путин и ректор этого вуза, чьи выпускники нынче так рьяно управляют Россией, Людмила Вербицкая. Но все познается в сравнении. Давайте посмотрим, кто в этом году был в «лонг-листе» претендентов, но не стал почетным гражданином нашей «духовной столицы». Путин и Вербицкая, с точки зрения депутатов, оказались «круче» Александра Солженицына, Олега Басилашвили, Эдиты Пьеха, дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта Георгия Гречко.

Спросите у любого сколько-нибудь образованного человека в России, да и в самом городе на Неве, о чьих заслугах он знает лучше — г-жи Вербицкой или Солженицына с Басилашвили. Вы сомневаетесь хотя бы в одном ответе? Опять же, сравните г-жу Вербицкую с почетными гражданами прошлых лет - с академиком Лихачевым, семикратной олимпийской чемпионкой лыжницей Любовью Егоровой, великой актрисой Алисой Фрейндлих. Идея девальвации звания возникает сама собой.

Наконец, депутаты кичащегося своей особой духовностью города не могли не понимать, что давать звание почетного гражданина действующему главе государства бестактно и неловко. Вот когда он закончит свое служение Отечеству в качестве первого лица государственной власти - тогда, пожалуйста, в самый раз. Тогда и фиксируйте его вклад в историю города и страны. А так это решение - банальное лизоблюдство, грубый прогиб перед верховной властью и ничего больше.
Беда в том, что почет в таком контексте выглядит неискренним, конъюнктурным, а значит, невольно оскорбляет самих победителей.

Я мечтаю, чтобы Россия дожила до эпохи, когда она хотя бы одно столетие просуществует при одной парадигме развития и обойдется без сноса памятников прежним развенчанным кумирам ради возведения монументов свеженазначенным. Сначала памятники царям заменили ленинские бюсты и статуи. Потом к памятникам Ленину добавились бесчисленные изваяния Иосифа Сталина. Портреты этого кровавого палача наш запуганный народ-умелец выпиливал лобзиком, гравировал на пшеничном зернышке, ткал на коврах. А потом все случилось как в стихотворении Галича: «Полный, братцы, ататуй, панихида с танцами,/ и приказано статуй за ночь снять со станции».

Опросы о культе личности Путина в России проводятся регулярно и с завидной регулярностью чуть ли ни три четверти россиян утверждают, что никакого культа нет. Я не знаю, нравится или не нравится самому главе государства, сколько времени его показывают в новостях главных телеканалов и каких наград удостаивают. Думаю, ему не очень хотелось бы походить на Туркменбаши, ставшего в своей голодной и нищей стране живым богом, любующегося на собственные золотые статуи в десять человеческих ростов, приезжающего с визитом в город Туркменбаши и переписывающего на свой лад «Коран», чтобы утвердить свою «божественность». Но культ личности президента, который, что бы ни говорили опросы, создается, слишком непрочная субстанция. Человеческая психика и психология таковы, что мы устаем от любого героя, которого долго и постоянно превозносят вокруг нас. Сначала мы перестаем видеть в нем человека, отказываем ему в жалости и искренней любви. А затем, при первой возможности, при малейшем дуновении иного политического ветра, отрекаемся от бывшего кумира. И, даже если не отрекаемся, становимся похожими на тех полоумных бабушек и дедушек, которые ныне грезят сталинским порядком.

В общем, горько, что власти самого европейского российского города показали свою рабскую «азиатскость», типично восточный фальшивый жест почитания того, кто сейчас в политической силе.

Хотя ни Владимир Путин, ни Людмила Вербицкая в этом, повторю, не виноваты. Они, скорее, жертвы того основного инстинкта подобострастного страха наших людей перед властью, который мы никак не можем изжить в себе.