Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Назначение выборов

02.12.2011, 10:21

Свободные выборы не просто инструмент смены власти, но и лучший вариант сохранения государства

«Дочери Путина не идут на выборы, потому что родителей не выбирают». На мой вкус, это пока лучшая шутка про текущее состояние российского избирательного процесса. Между тем требование реально свободных и честных выборов на самом деле направлено на защиту, а не против действующего режима. По той простой причине, что реальные выборы как способ смены власти лучше любой революции или государственного переворота. Нынешним лидерам страны гораздо комфортнее будет спокойно уйти из власти в результате процедуры народного голосования и заниматься потом чем угодно, от политики и бизнеса до выращивания овощей на дачах, а не выбирать между вынужденной эмиграцией, тюрьмой и плахой.

В последнее время далеко не только в России выборы как инструмент подвергаются большому давлению с разных сторон. Диапазон претензий широк: от тезиса «глупый народ всегда выбирает не тех» до не менее банальной мысли, что «постоянные выборы не обеспечивают стабильность».

Это даже не политическая, а более общая философская и культурная проблема. Свобода выбора вместе с поисками баланса между постоянством и переменами являются ключевыми принципами организации любого человеческого сообщества, а также отдельной человеческой жизни. Некоторые из нас даже могут выбрать себе способ смерти, не говоря уже о миллионе каждодневных микровыборов в ходе нашего повседневного существования.

Главное нарушение на российских выборах — не избирательные карусели, когда тех же солдатиков возят по разным участкам. Не накрутки местными чиновниками руководителей бюджетных организаций, чтобы обеспечили явку и голосование за сами-знаете-кого. Не вброс бюллетеней с поставленной заранее галочкой напротив нужной партии. У нас искажена сама фундаментальная логика избирательного процесса. Эта логика состоит в том, что в открытой публичной борьбе партии (если речь идет о парламентских выборах) и отдельные кандидаты (если речь о выборах президентских) спорят за голоса избирателей. И никому заранее не гарантирована победа. То есть выборы — прежде всего инструмент смены власти. Особенно там, где сроки полномочий руководителей страны ограничены законом и эти руководители не занимаются шулерством, желая обойти такие ограничения.

В России власть воспринимает выборы как имитацию всенародного референдума в свою поддержку. Победитель известен заранее, весь вопрос в том, «с каким счетом» будет оформлена победа.

Возможность своего поражения на выборах нынешние российские правители не допускают в принципе. Следовательно, российская власть не считает выборы инструментом смены власти, отказывая им в ключевом их смысле.

Естественно, при такой логике главной доблестью власть считает стабильность. Но человек чисто физиологически устроен так, что он хочет и сохранения привычного хода вещей, и перемен. Там, где государства слишком много, где любая встреча с ним чревата стрессом или даже просто опасна для жизни, такая стабильность особенно надоедает. Любая нация устает даже от самых популярных и эффективных (что далеко не всегда одно и то же) правителей. Мы ссоримся, а порой и расстаемся даже с самыми близкими людьми. Редко кому из нас удается с удовольствием и по собственной воле проработать всю жизнь на одном месте: мы меняем работу и часто вовсе не по принуждению. Мы меняем одежду, потому что она снашивается, и обувь, потому что она стаптывается. Или просто потому, что нам нравится менять обувь и одежду и на то есть возможности.

Любая власть тоже стаптывается и снашивается. Желание менять власть — не просто естественное политическое, но и в значительной степени биологическое желание человека. Более того,

выборы еще и лучший вариант сохранения государства. Разве Ливии с Египтом стало лучше от того, что их правителей, цеплявшихся за власть когтями и зубами, сместили таким образом? Разве о таком конце своей политической карьеры, о такой участи своих стран мечтали Хосни Мубарак и Муамар Каддафи?

При этом всякая революция, всякие народные протесты и придворные перевороты тоже формы выбора, только более варварские.

Так что свободные выборы безопаснее для нынешних российских правителей и для самой России, чем их отсутствие. Как тут умеют пускать «красного петуха» — рассказывать не надо. При всем несовершенстве нас как избирателей и как избираемых пока это наименее болезненный вариант реализации базовых свойств людей и человеческих сообществ. Инстинкт свободы и инстинкт раба живет в каждом из нас. Мы раздираемы внутренними противоречиями. Выборы дают естественный выход этим противоречиям, позволяют канализировать энергию отчаяния, безнадежности, разочарованности людей во власти. Выборы — способ существования надежды на то, что и в нашей собственной жизни еще возможны изменения к лучшему. А это уже совсем не политическое чувство.