Поминки по советской истории

22.01.2010, 12:47

На наших глазах происходит гибель советской истории и ее вкрапление в свод национальных историй новых стран

После распада любой державы неизбежно умирает и ее история. Точнее, становится фрагментом национальной истории других стран, образовавшихся на месте прекратившегося государства.

На фоне активации замороженного посла России в Украине Михаила Зурабова и назначения Александра Хлопонина смотрящим за Кавказом очередное заседание комиссии при президенте по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России прошло незамеченным. Заседание вел глава кремлевской администрации Сергей Нарышкин. О главной теме дискуссии на заседании комиссии, создание которой многие разумные люди в России резко критиковали, рассказал директор Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян. По его словам, речь шла о том, как соединить теоретические рассуждения с практикой, в частности, как организовать изучение истории в целом и празднование 65-летия Победы в частности.

При этом он, транслируя официальную точку зрения власти, дежурно назвал особенно важным противодействие попыткам искажения истории в преддверии 65-й годовщины Победы. «Мы должны достойно его отметить, не должны заниматься перехлестыванием, должны подтвердить те точки зрения, которые у нас есть», - считает ученый. Точки зрения подтвердить удастся, изменить ход истории — нет.

«По целому ряду принципиальных вопросов идет организованная попытка пересмотра хода войны, причин и итогов, и наша задача состоит в том, чтобы выделить эти вопросы и изучить», - заявил академик. Тему подхватила другая участница заседания, президент Фонда изучения исторической перспективы Наталья Нарочницкая. «Не надо демонизировать весь Запад, но нам есть над чем работать», - сказала она. По ее словам, и извращенное представление о голодоморе, как о геноциде украинского народа русским, и отождествление гитлеризма и советского режима прибалтийскими странами до сих пор звучат и на это приходится откликаться».

Если бы наша власть и придворные историки смотрели в корень происходящих процессов, они бы поняли, что нет никакой «организованной попытки пересмотра хода, причин и итогов войны» или извращенного представление о голодоморе.

Все это кажется нашей власти извращениями и искажениями с позиций нашей национальной истории — истории сегодняшней страны под названием России. Но для национальной истории Украины голодомор был именно геноцидом украинского народа.

Другое дело, что если бы украинские власти были бы чуточку мудрее, «украинским народом» они бы прямо называли все население Украины в период голодомора.

А у прибалтийских стран, с точки зрения их национальной истории, есть все основания отождествлять гитлеризм и советский режим. По крайней мере, для них победа сталинского СССР во Второй мировой войне обернулась, мягко говоря, далеко не только благом. Не говоря уже о том, что тождественную природу двух режимов и массу аналогий между сталинизмом и гитлеризмом еще в глубокие советские времена, в 1965 году, подметил правоверный советский кинорежиссер Михаил Ромм, между прочим, лауреат пяти Сталинских премий, в своем гениальном документальном фильме «Обыкновенный фашизм».

Никто из государств, освободившихся от ига советской империи — будь то бывшие советские республики или бывшие сателлиты СССР по соцлагерю — вовсе не искажают историю России. Все эти страны занимаются мучительной интеграцией советского периода в свои национальные истории, которые становятся частью их государственной идентичности.

Ровно то же самое делает и сама Россия. У нас ведь теперь, например, многие цари стали хорошими, хотя в советские времена такая трактовка считалась бы не просто искажением истории, а основанием для репрессий.

Российским властям еще предстоит отделить в своем сознании Вторую мировую войну от Великой Отечественной. И тогда им станет легче понять, почему многие страны обвиняют в развязывании этой мировой войны, начавшейся почти за два года до «нашей» Великой Отечественной, не только Гитлера, но и Сталина. С позиций национальной истории Польши или стран Балтии (при полном подтверждении этой версии фактами) вполне естественно считать, что два тирана — фашистский и коммунистический — пытались разделить Европу, а потом один вероломно напал на другого. Советский народ, а не вовсе не «эффективный менеджер» Сталин, спас Европу от «коричневой чумы» - это непреложный факт. Но что принес советский режим многим освобожденным народам? То, что с вескими основаниями можно называть «красной чумой».

К слову, академик Чубарьян после заседания комиссии сказал, что одним из важных тезисов дискуссии был тот, что «при важнейшей роли СССР это была общая победа». Это уже первый шаг к трезвому взгляду на нынешние исторические войны.

После распада СССР на наших глазах происходит неотвратимая гибель советской истории и ее вкрапление в свод национальных историй постсоветских и постсоциалистических государств.

Самой же России для ее пользы и цивилизованного развития критически важно решить, на каких моральных основаниях будут основаны трактовки ее собственной национальной истории. Поэтому именно России, а не Украине, важно признавать голодомор преступлением власти против своего народа, не делать вид, что Гитлер — «кровавая собака»(это сущая правда), а Сталин — «белый и пушистый»(это откровенная ложь). Не считать, что СССР, наследником которого считает себя Россия, нес порабощенным им народам исключительно мир, свет и добро. Иными словами, самим не искажать свою национальную историю в пользу, например, сохранения антидемократического устройства России.

И еще придется признать, что история СССР теперь просто часть истории России, а не история отдельной страны — точно такая же перевернутая страница, как Киевская Русь или эпоха Иоанна Грозного.