Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Динозавры «Газпрома»

06.06.2011, 10:26

Итоги реализации газпромовской международной стратегии печальны: потеря позиций в Европе, демпинг в отношениях с Китаем и дорогие ненужные проекты

Что-то странное происходит в нашем газовом королевстве. Руководство «Газпрома» вновь излучает необъяснимый оптимизм по поводу своего будущего присутствия на европейском газовом рынке. Миллер снова заговорил о грядущих ценах на газ в $500 за 1000 кубометров. «Газпром» в победных тонах комментирует некоторое увеличение продаж газа в Европе в апреле — мае, пересматривая в сторону повышения годовой прогноз экспорта в дальнее зарубежье на 2011 год до 155 млрд кубометров (прежний прогноз составлял 151,5 млрд).

Все это не может не вызвать улыбки. Ровно три года назад Алексей Миллер уже обещал цены на газ в 500 долларов за 1000 кубометров, а глава «Газпром экспорта» Александр Медведев на пресс-конференциях заявлял: «Даже если быть пессимистом, Европе потребуется с 2015 по 2020 год не менее 100 миллиардов дополнительного импорта газа, и транспортных маршрутов, даже если мы включим «Северный» и «Южный поток», недостаточно для удовлетворения этого спроса».

С тех пор, как мы знаем, цены на газ рухнули, объемы продаж в Европу – тоже, причем дело вовсе не в кризисе:

«Газпром» потерял существенную долю европейского рынка в тот момент, когда его конкуренты – норвежцы и катарцы – объемы продаж в Европе наращивали.

Вот и сейчас оснований для оптимизма, откровенно говоря, не так много. По данным официальной таможенной статистики, в первом квартале 2011 года уровень экспорта российского газа в дальнее зарубежье (в ту самую Европу) был ниже прошлогоднего на 12,5%, составив всего 29,4 млрд кубометров. Это повыше провального первого квартала 2009 года, но настолько сильно отстает от докризисного первого квартала 2008-го (48 млрд кубов), что впору бить тревогу, а не с победными реляциями выступать. По этим же данным, в прошлом году экспорт в дальнее зарубежье оказался рекордно низким – 107,4 млрд кубометров против почти 170 млрд в 2007–2008 годах. При взгляде на эти цифры

заявленная Александром Медведевым три года назад, на пике докризисного оптимизма, цель в 250 млрд кубометров газового экспорта в Европу кажется чем-то более фантастическим, чем пилотируемый полет на Марс.

Рост поставок газа в Европу в апреле и мае на этом фоне не должен никого вводить в заблуждение. Во-первых, Россия успешно воспользовалась прекращением ливийского газового экспорта¸ но этот фактор – сугубо временный. Во-вторых, увеличение отбора газа в мае должно наводить на мысль, что европейские потребители сделали свои выводы из перспективы роста цен по долгосрочным контрактам до $500 к концу года, стремясь отбирать газ сегодня, пока он дешевле.

На этот юридический казус «Газпром» напоролся два года назад, когда покупатели отказывались от выборки газа в первом квартале 2009 года, ожидая, когда он подешевеет вслед за ценами на нефть. Сейчас газ должен дорожать к концу года – повод вести себя наоборот. Но самое главное: стремительно дорожающий газ, поставляемый по привязанным к ценам нефти долгосрочным контрактам, в состоянии ударить по позициям «Газпрома» в Европе не меньше, чем в катастрофическом 2009 году.

Пресловутые миллеровские $500 и вновь возобновленная риторика «Если вы будете плохо себя вести, то мы уйдем в Китай» в этой ситуации, мягко говоря, крайне несвоевременны. На европейском рынке пока сохраняется избыток газа. Проекты СПГ, заложенные в различных газодобывающих странах под американский рынок, перенаправляются в Европу из-за «сланцевой революции» в Северной Америке. Становятся реальностью терминалы СПГ в Литве, Польше, Румынии, на Балканах – прежде стопроцентной вотчине «Газпрома», где о конкуренции с танкерными поставками сжиженного газа не могло быть и речи. В Восточной Европе начинают разрабатывать собственные запасы сланцевого газа.

Надо сказать, что и европейский рынок газа за последние годы сильно изменился. Построено много новых терминалов по приему СПГ, подземных хранилищ газа, межтерриториальных трубопроводных перемычек. Рынок стал гибче, свободнее от жестких трубопроводных зависимостей.

По сути, вокруг проектов «Газпрома» в Европе сжимается кольцо конкуренции, которое в состоянии нанести по его позициям второй по силе удар за несколько лет.

Первый удар, как видно, ничему не научил. Хотя если оглянуться на 10 лет назад, последствия впечатляют: от амбициозных планов по газовому завоеванию Европы и доведению объемов экспорта в дальнее зарубежье до 250 млрд кубометров в год не осталось и следа, теперь актуальная цель – побороться за то, чтобы перевалить цифру в 150 млрд в год, которая еще недавно казалась навсегда пройденным этапом. Вот и все «стратегические результаты» бурной деятельности «Газпрома» за 20 лет.

Известный аналитик Михаил Корчемкин справедливо обращает внимание, что теперь даже ради заполнения Nord Stream приходится перебрасывать объемы газа с украинского транзита, хотя раньше объявляли, что это не планируется и поставки по Nord Stream пойдут плюсом к уже имеющимся объемам экспорта. Теперь выясняется, что никакого «плюса» с запуском Nord Stream не будет. С другим амбициозным проектом South Stream вообще не пойми что: Путину явно теперь больше нравится идея построить завод СПГ на черноморском побережье, а министр энергетики Сергей Шматко признал, что окончательное разрешение от Турции на строительство «Южного потока» на турецком участке Черного моря так и не получено – два года спустя после пафосного объявления о том, что «Турция согласна».

Сейчас перед Россией открываются колоссальные возможности укрепить свои позиции на газовом рынке Европы – в связи с волной окончательных отказов западноевропейских стран от эксплуатации атомных электростанций (только уже объявленные отказы Швейцарии и Германии от эксплуатации АЭС высвобождают нишу для ежегодных поставок газа в объеме 40 млрд кубов). Это такой исторический шанс, не использовать который будет даже не ошибкой – преступлением.

В этом положении заявления о $500 и о том, что мы «уйдем в Китай», — худшее, что можно сделать.

Сегодня прямая должностная обязанность Миллера – делать все, чтобы у покупателей не возникло ни тени сомнения, что Россия – надежный поставщик газа, к которому можно без проблем обратиться для замещения уходящего в историю «мирного атома».

Но Миллер никогда не упустит шанса все испортить своими непродуманными высказываниями.

При этом пока наши позиции на самом выгодном в мире газовом рынке – европейском – ой как непрочны, мы продолжаем танцы с Китаем, с которым Игорь Сечин обещает заключить 30-летний контракт на поставку 68 млрд кубометров газа в год. По каким ценам – неизвестно. Судя по тому, насколько долго китайцы упирались по цене (меморандум о поставках газа в Китай был подписан Путиным в Пекине аж в марте 2006 года, Туркмения с тех пор успела построить и запустить газопровод в Китай), а также по тому, что цены не раскрываются, – Россия опять пошла на демпинг, как и в случае с китайским контрактом на поставки нефти, где предполагаемая цена барреля составляет $60.

Теряем позиции на европейском газовом рынке, демпингуем в отношениях с Китаем, продолжаем продвигать ультрадорогие трубопроводные проекты, которые нечем заполнять и на которые нет спроса… Печальные итоги долгих лет реализации газпромовской международной стратегии. А вы еще спрашиваете, почему вымерли динозавры.