Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Путинисты голосуют за оппозицию

04.05.2009, 11:36

Настоящая оппозиция получила шанс и не должна упустить его

Прошедшие выборы мэра Сочи — первая кампания федерального уровня после избирательного цикла 2007–2008 годов, где стал более или менее понятен новый расклад сил между властью и перегруппирующей силы оппозицией. Основные выводы таковы.

Первое. Несмотря на высокий уровень лояльности избирателей действующей власти, скрытый потенциал протеста силен и может проявиться непредсказуемо — его невозможно вычислить по результатам прошлых голосований или данным соцопросов.

В Сочи в последние полтора года четырежды проходили крупные выборы, и всегда результат партии власти был примерно таким же, каким его рисуют официальные итоги выборов 26 апреля 2009 года, — свыше 70%. На выборах в Госдуму «Единая Россия» и «Справедливая Россия» в совокупности набрали в Сочи 71,8% голосов, Дмитрий Медведев на выборах президента — 75,4%, на выборах мэра города в июне 2008 года кандидат от партии власти получил 85,1% голосов.

Вообще Сочи — исключительно лояльный город, никаких особых протестных настроений, равно как и значимого числа идеологически мотивированных людей, за полтора месяца кампании Немцова в городе обнаружить не удалось. Здесь процветает тот же феномен, что и по всей остальной России: нелицеприятно отзываясь о властях за коррупцию, плохие дороги, низкий уровень жизни, высокие барьеры для предпринимательства, жители, тем не менее, крайне положительно настроены по отношению к Путину, при котором все эти проблемы расцвели с новой силой, и часто просили Немцова «не слишком его ругать». Надо сказать, что это было понятно сразу, и в ходе кампании Немцов, не отказываясь от антипутинской риторики, тем не менее, делал акцент все же не на Путине, а на местных проблемах и традиционно отстаиваемых демократами способах их решения — подконтрольность власти обществу, прозрачность распределения ресурсов, свобода СМИ, обеспечение законности, независимость судов.

И вдруг откуда ни возьмись в этих условиях появляется большое число граждан, готовых голосовать за откровенно оппозиционного политика, не скрывающего своих антипатий к действующему руководству страны, с утра до вечера поливаемого грязью официальной ТВ-пропагандой. Хотя официальный результат Немцова — 13,6% — не признается его избирательным штабом (с учетом массовых махинаций при досрочном голосовании и голосовании на дому реальный результат должен составить не менее 20%), тем не менее что официальные, что неофициальные итоги существенно выше прогнозов, которые давали Немцову близкие к Кремлю структуры, — 6–8%.

Эти итоги свидетельствуют, что, во-первых, многие граждане настолько хотят перемен, что готовы отдавать свои голоса оппозиции, даже будучи лояльными Путину, а во-вторых, что российские демократы теперь представляют из себя силу, вполне способную консолидировать голоса избирателей. Это не было так еще на думских выборах декабря 2007 года, когда совокупный результат партий СПС и «Яблоко» в Сочи составил 3,1% (понятно, что и он был занижен в результате махинаций, однако Немцову в апреле 2009 года пришлось, несомненно, столкнуться с еще большими махинациями).

С появлением на политической сцене привлекательной демократической оппозиции резко падает потенциал КПРФ как силы, консолидирующей протестные голоса.

В Сочи это проявилось в полной мере: в то время как в последние годы Компартия стабильно получала в Сочи свои 12–15% голосов (11,6% на выборах в Госдуму-2007, 15,3% на выборах президента-2008 и 12,2% на выборах мэра Сочи в июне-2008), сейчас официальный результат кандидата от КПРФ Юрия Дзагания составил всего 6,7%.

Нет сомнений, что у Дзагания украли часть голосов, так же как и у Немцова, однако видно и то, что при любом раскладе часть голосов коммунистов ушла к демократам. Это позволяет предположить, что реальная популярность КПРФ сегодня существенно ниже официальных результатов, получаемых в ходе выборов и соцопросов, и значительную часть поддержки Компартии оказывает некоммунистический протестный избиратель, голосующий за КПРФ просто потому, что это единственная относительно оппозиционная среди оставшихся зарегистрированными политических партий.

Подобные сдвиги предпочтений в пользу поддержки кандидата от несистемной оппозиции свидетельствуют, что попытки властей окончательно загнать электоральное поле в регулируемые «партийные» рамки (когда даже кандидатов в губернаторы и мэры могут выдвигать только зарегистрированные партии) совершенно не актуальны и могут привести лишь к росту отторжения обществом официально насаждаемых фальшивых политических институтов.

Второе. У власти уже не осталось инструментов для обороны собственных позиций, кроме самых крайних — крупномасштабных фальсификаций (доля досрочного голосования, в ходе которого кандидат от партии власти получал 95–100% голосов, в Сочи дошла до 40%), агрессивного черного пиара в духе худших образцов 1990-х, запугивания людей и полной информационной блокады.

«Точечная настройка» избирательного процесса уже не спасает: чтобы получить хороший результат, властям приходится прибегать, по выражению Гарри Каспарова, к «политическому напалму».

Таким способом, конечно, нужные цифры нарисовать можно, но власть должна понимать, что использование чересчур сильнодействующих средств чревато проблемами. Ведь в ходе этой избирательной кампании власти наобещали сочинцам такие не виданные доселе молочные реки в кисельных берегах, что скоро наступит время платить по счетам: впереди провальный кризисный курортный сезон, пересыхание ручейка дотаций от испытывающего проблемы бюджета Краснодарского края, разборки по поводу проблем с подготовкой к Олимпиаде, да и коррупция никуда не денется. А вновь избранный мэр, давний политический спутник губернатора Ткачева, очевидно, будет вынужден покинуть свой пост, если Ткачева отправят в отставку. Все это нанесет серьезные удары по доверию сочинцев к власти на фоне космических обещаний, которых им нараздавали в ходе этой избирательной кампании.

Если власти будут использовать сочинскую тактику для борьбы с оппозицией по всей стране, плодя чрезмерно завышенные ожидания и перегибая палку с поливанием грязью оппозиционеров, это может выйти для них боком.

В ходе кампании в Сочи штаб Немцова проводил подробное телефонное анкетирование десятков тысяч избирателей (с помощью чего нам удалось в том числе и составить представление о реальном уровне поддержки Немцова), по итогам которого выяснилось, что на многих граждан активная антинемцовская пропаганда оказала ровно обратный эффект: видя, как оппозиционера «мочат» по ТВ, люди, прежде не хотевшие идти на выборы, решили все же сделать это и отдать свой голос Немцову.

И третье. Оппозиции еще нужно много учиться для того, чтобы получить широкую поддержку граждан.

Главные качества, которые оказались востребованными в ходе сочинской кампании Немцова, — харизма, умение общаться с людьми и профессионализм в обсуждении насущных жизненных проблем (кстати, вопреки распространенному в Москве мнению центральными темами кампании в Сочи были как раз актуальные городские проблемы, а вовсе не Олимпиада, интерес к которой пока не так уж и высок). Оппозиции необходимы механизмы селекции и выдвижения на первый план людей именно с такими качествами, поскольку именно они могут привлечь симпатии людей. Времена, когда на первый план выдвигались просто те, кто давно просиживает штаны в различных оппозиционных организациях, или те, за кем есть сотня-другая «боевых штыков», должны остаться в прошлом.

Сегодня, в ситуации тотальной непримиримой войны против оппозиции, развязанной властями, традиционные политтехнологии теряют смысл. Тиражи агитационных материалов арестовываются, СМИ и владельцы билбордов отказываются размещать материалы оппозиционеров на любых условиях, плакаты срываются. На первый план, как и 20 лет назад, выходит прямое общение с людьми. В Сочи оно принесло определенные плоды: пообщавшись более чем с 5 тысячами сочинцев, Немцов, по официальным данным, получил около 17 тысяч голосов, а на самом деле, скорее всего, существенно больше 20 тысяч.

Это общение показывает, что, как бы люди ни хотели стабильности, реальное политическое соревнование и настоящая оппозиция сегодня более чем востребованы даже в лояльной Путину среде. Время даст новые возможности проверить систему на прочность — например, выборы в Мосгордуму в 2010 году или предстоящие выборы мэров крупных городов. Оппозиция не должна упускать своего шанса.