Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Такое кино

09.12.2011, 17:09

Юлия Латынина о реакции власти на протесты граждан против фальсификаций на выборах

В России впервые за много лет настоящие массовые политические беспорядки, аналогичные тем, что привели в свое время к падению коммунистов.

Реклама

Правящий режим теряет легитимность. А за потерей легитимности во все века рано или поздно (и скорее рано) следовала потеря власти.

Уровень насилия повысился на порядок. На улицах Москвы мы видим грузовики с солдатами, как на улицах села Губден во время зачистки.

Уровень вранья повысился на порядок. Когда вице-президент «ЛУКойла» врезается в двух женщин посреди Ленинского проспекта, а Первый канал при этом передает речь Медведева про модернизацию — это всего лишь нелепо. Когда Путин едет по Дальнему Востоку на трех сменных «Ладах-Калинах» плюс две дюжины «Мерседесов» сопровождения — это всего лишь смешно.

Но когда на Триумфальной собираются тысячи людей оттого, что у них украли выборы, а ведущие государственных телеканалов со скошенными от вранья глазами передают репортажи с митингов быдла, именуемого нашистами, — это уже страшно. Это Оруэлл.

Интересно, хоть кто-нибудь из этого быдла, спящего вповалку в скотских условиях на ВДНХ, понимает, что в камере, где сидит Навальный, и то лучше? Понимает, что деньги, выделенные на него, быдло, съединороссили и проели на устрицах в «Марио»?

Две удивительные вещи случились на этой недели. Первая — в России действительно были выборы. Выборы — это не когда приходишь и опускаешь бумажку. Выборы — это когда ты готов фиксировать нарушения и отстаивать свое право на голос. И все это в значительной степени было.

Могу сказать честно: не ожидала. Полагала, что выборов, как и прежде, не будет (потому что не пустили действительно оппозиционные партии; уничтожили одномандатные округа и даже вычеркнули графу «против всех») и что ПЖиВ нарисуют ее 55%. Единственным моим оправданием служит то, что Алексей Навальный, которому по праву принадлежит победа в кампании против жуликов и воров, прогнозировал 54%.

Вторая — националисты. Они оказались удивительно пассивны. Мирно собрались на митинг памяти Егора Свиридова и мирно разошлись, в то время как на Триумфальной винтили людей сотнями и полицейские в касках прыгали на журналисте «Коммерсанта».

Националистами всех нас пугали старательно и долго. Пугали люди, по штату зачисленные в либеральные пропагандисты власти (например Чубайс), что вот, мол, Путин — это лучшее из двух зол, а если он уйдет, придут Квачков — Белов и мало не покажется. Пугали и обыкновенные пессимисты, в том числе и ваша покорная слуга, полагавшая, что фашизм — это отечественный аналог джихадизма и что селигерская пропаганда «они-злоумышляют-против-нас» в случае революции кончится фашизмом точно так же, как пропаганда ненависти к Западу, которой пробавляются диктаторские арабские режимы, кончается победой салафитов.

Так вот: националистов в эти дни не было ни слышно, ни видно. То ли кремлевских казачков в их рядах даже больше, чем я думала, то ли они довольны нарисованными выборами.

Одновременно с выборами произошло еще одно событие, которое по случаю горячих дней мало кто заметил. Это огромная публикация в Financial Times о дворце Путина и о том, как образовалась финансовая империя братьев Ковальчуков. Краткое содержание: деньги на первые многомиллиардные приобретения Ковальчуков пришли с офшоров из тех самых $203 млн, которые Роман Абрамович, по словам Андрея Колесникова, перечислил «Петромеду». Невысказанное, но очевидно напрашивающееся предположение: вряд ли г-н Абрамович давал деньги Ковальчукам. Скорее, он давал деньги Путину. Кто же на самом деле владелец тех активов, которые скупали на деньги Абрамовича Ковальчуки?

Это между тем очень важная история. Беспорядки на Триумфальной и войска в Москве свидетельствуют о том, что режим больше не является легитимным внутри; история о Ковальчуках на первых страницах западной прессы свидетельствует о том, что режим больше не является легитимным на Западе.

Российский народ примечателен тем, что не обладает четко определенной точкой кипения. Он переходит в другое агрегатное состояние без всякого предупреждения. Кто в январе 1917 года мог подумать, что будет февраль? Кто в октябре 2011 мог предположить, что у нас будут выборы? И что глава Центризбиркома в ответ на вал задокументированных нарушений будет рассказывать, что это кино, снятое оппозиционерами на специально организованных фальшивых избирательных участках?

Ну-ну. А автобусы с солдатами и омоновцами к Триумфальной подгоняли для того, чтобы изловить режиссера этого «кина». И вообще в митингах участвовало два десятка человек — вот только задержали восемьсот.

Это еще не агония. Но это уже истерика.