Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О пользе лжи

10.06.2011, 15:55

Юлия Латынина о Грузии в зеркале российских новостей

Ни о чем так удивительно не лгут в российских новостях, как о Грузии. Прямо-таки поразительно лгут.

Вот, например, раскрываю 7 июня новости и читаю: «Грузия сняла все претензии, мешающие России вступить в ВТО». Глаза мои лезут на лоб, кликаю на новость, читаю мелким шрифтом: «…сообщил лидер оппозиционной партии «Свободная Грузия» Каха Кукава». Ну, это примерно как «Путин продал «Газпром» буржуям с Марса», по сообщению лидера коммунистов Виктора Анпилова.

На самом деле позиция Грузии по ВТО неизменна, а вот на переговорах по безопасности в Женеве того же 7 июня прозвучала совсем другая новость. Дело в том, что Грузия обвиняет Россию в совершении терактов на территории Грузии. Одна из таких групп, группа Гогиты Аркания, пойманная в конце прошлого года, устроила взрыв возле американского посольства. В апреле этого года, утверждают грузинские власти, госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила главе МИДа Сергею Лаврову, что у США есть неопровержимые доказательства причастности России к терактам, и потребовала оные прекратить. Однако 2 и 6 июня грузины поймали две новые группы террористов. И вот 7 июня грузинская делегация заявила в Женеве, что до прекращения терактов в переговорах нет смысла.

Согласитесь, это немножко отличается от «информации от Кахи Кукавы».

Другая история того же рода — это, конечно, история с несостоявшейся грузинской революцией. 21 мая оппозиция еще только вышла на «мирный митинг», а российские СМИ уже наперебой заявляли, что «26-го кровавый режим падет». Обычно такие новости «в будущем времени» у нас в России рассказывают о модернизации, борьбе с коррупцией и пр., но тут в будущем времени рассказывали, что «26-го в Тбилиси вернется Окруашвили и кровавый режим падет». Окруашвили не вернулся, кровавый режим не пал, и теперь, вместо того чтобы объяснить, что ж там не сложилось у г-на Окруашвили с возвращением, нас потчуют баснями от Кахи Кукавы про ВТО.

В чем преимущества и в чем недостатки лжи?

Расскажу еще один пример. Когда я на прошлой неделе была в Тбилиси, я встречалась, в частности, с одним из умеренных лидеров оппозиции Ираклием Аласания. И Аласания мне сказал, что вот, необходимо создать комиссию по расследованию разгона митинга в ночь на 26 мая. Потому что вот, нашли на крыше труп оппозиционера Квинтрадзе, и полиция говорит, что его убило током, а есть видео, на котором видно, как его задерживают, живого и здорового, и как это труп его потом оказался на крыше?

Я человек простой и доверчивый. Услышав это, ровно через два часа я спрашиваю Шоту Утиашвили, официального представителя МВД Грузии: «Шота, а вот там у вас труп Квинтрадзе. Вы говорите, что его убило током, а оппозиция подозревает, что вы его забили в участке и труп на крышу подкинули. Как опровергать будете?»

На что Шота пожимает плечами и тут же показывает мне кучу снимков и кучу видео с этим Квинтрадзе на митинге (как вы понимаете, снимали митинг вдоль и поперек) — средних лет и средней полноты мужик с залысинами, в синей рубашке — и фото Квинтрадзе в морге, в той же синей рубашке. И показывает мне видео, где на асфальте лежит задержанный, в котором его друг-оппозиционер (по словам Шоты, вычищенный чиновник, севший потом за наркотики) «опознал» Квинтрадзе. Совсем другой мужик, и даже рубашка на нем черная с белым.

На мой взгляд, это пример очень характерный. Ложь замечательна тем, что она создает из небытия факт. Факта, содержащегося в высказывании типа «грузинские полицейские забили насмерть демонстранта», не существует, а факт самого высказывания существует.

И этот информационный фантом живет своей жизнью. И мы обсуждаем эти информационные фантомы вместо серьезных вещей. «Кто опасней для мира — Обама или Ахмадинеджад? Давайте обсудим». «Кто взорвал башни-близнецы? Давайте обсудим». «Убивали или не убивали полицейские оппозиционера? Давайте обсудим!»

И получается, если ты не обсуждаешь ложь — значит, ты ее не оспариваешь. А если ты ее обсуждаешь, факт ее обсуждения — уже ее победа.

А минус лжи заключается в том, что она портит репутацию того, кто ее говорит. Вот Ираклий Окруашвили сказал: «Я приеду, и режим рухнет». И не приехал. Не могу сказать, что Окруашвили был светоч разума, но после этой выходки, согласитесь, он выглядит уже совершенным клоуном. Вот Ираклий Аласания, вполне умеренный политик, рассуждает, что труп-то, того, может, и подкинули. Я, конечно, понимаю, что пребывание в оппозиции побуждает к критике, но, увы, я теперь несколько по-другому буду относиться к словам Аласания.

И то же самое не с той ложью, которую говорят, а с той ложью, которую делают. С терактами. С «мирным митингом», организаторы которого обсуждают необходимость «500 трупов» и вмешательство «спецназа ГРУ» и вооружают своих сторонников палками и «коктейлями Молотова».

А давайте обсудим: может, это грузины сами себе бомбы подкладывают? А давайте обсудим: может, грузинское МВД сфабриковало пленку, на которой Нино Бурджанадзе и ее сын обсуждают вышеупомянутые «500 жертв» и «спецназ ГРУ»? А давайте обсудим, кто хуже — Саакашвили или Ким Чер Ир? Вон Бурджанадзе говорит, что в Грузии — как в Северной Корее и именно поэтому ее мирный митинг не смог свергнуть кровавый режим. Отчего же она на свободе, если в Грузии как в Северной Корее? А это мы обсуждать не будем, мы будем обсуждать ее слова.

И я очень хорошо понимаю, что всеми этими терактами, митингами и пр. Кремлю удается портить репутацию Грузии. Инвестор там издалека не будет разбираться, он шапку украл или у него украли. Сами себе грузины бомбу подложили или подложили им. И что там было 26 мая — опереточный заговор грузинских Отто Куусиненов, выродившихся до Йозефов Бекманов, или разгон мирного митинга.

Но проблема заключается в том, что порча репутации Грузии достигается слишком крупной ценой, а именно уничтожением репутации России. Причем репутация страдает двояко. Во-первых, оказывается, что Россия устраивает в чужих странах теракты и мятежи. Во-вторых, оказывается, что она устраивает идиотские теракты и идиотские мятежи. Как сказал Рылеев, проклятая страна: и повесить-то порядочно в России не умеют!