Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ценности для территории обитания

11.06.2003, 12:40
Андрей Колесников

Российскую проблему дураков и дорог придется решать с обоих концов сразу.

На днях одновременно, в один день и час, но в разных местах, экспертному сообществу были представлены два доклада: «Модернизация экономики и система ценностей» Евгения Ясина и «Территория обитания» Татьяны Гуровой, Александра Привалова и Валерия Фадеева. Первый продукт был представлен на заседании фонда «Либеральная миссия», второй — на заседании Серафимовского клуба. «Систему ценностей» можно воспринимать как новый либеральный манифест, «Территорию обитания» — как развитие и конкретизацию меморандума Серафимовского клуба, объединения интеллектуалов-консерваторов. Несмотря на то что во втором документе несколько раз недобрым словом поминаются «либеральные экономисты», оба доклада, по большому счету, не противоречат друг другу.

Лейтмотив исследования патриарха российской экономической науки Евгения Ясина: страна вступает в такую стадию развития, когда изменение системы ценностей, формирование продуктивной культуры становится важнее чисто экономических факторов. Ядро доклада редакторов журнала «Эксперт»: для реального качественного и быстрого развития необходима ставка на внутренние инвестиции и капитализация России. Метафорически это называется «освоением собственной территории».

Евгений Ясин доказывает, что практически в любой стране и в любой национальной культуре экономические и политические реформы меняют ценности.

Есть удачные примеры ценностной модернизации и неудачные. Там, где реформам сопутствовал успех, прекращают свое существование непродуктивные культуры. В качестве примера удачной модернизации экономики и, соответственно, ценностного ряда приводится, в частности, опыт Испании, преодолевшей и обратившей в свою пользу консерватизм иберокатолической культуры, в высокой степени автократичной еще и благодаря диктатуре Франко.

Представители Серафимовского клуба рекомендуют создавать «добавленную стоимость для внутреннего пользования», а тем самым обозначают характеристики главной ценности.

(Президент Клуба 2015 Владимир Преображенский в ходе презентации доклада професора Ясина напомнил, что Value переводится и как стоимость, и как ценность. Добавленная стоимость в этом смысле становится добавленной ценностью.) Богатство «богатой» России не капитализировано, оно неликвидно — и в этом главная проблема. Не деньги решают все, точнее, не просто деньги, а накопленный капитал. С этими тезисами, пожалуй, никто не будет спорить, однако авторы «Территории обитания» делают четкий акцент на внутреннем спросе и внутренних инвестициях в противовес стратегии поддержки экспорта и/или активного привлечения иностранных инвестиций.

Если признать, что развитие России упирается в дураков и дороги, то профессор Ясин ведет разговор о переделке дураков, а коллеги из «Эксперта» — сразу о ремонте и строительстве дорог.

Обустраивают дороги люди, и иногда бывает так, что из-за качества человеческого материала выстраивание инфраструктуры становится попросту невозможным. Сейчас как раз наступил такой момент, когда подтолкнуть тот же экономический рост могут базовые ценности. Рост должен стать ценностью, трудовая этика, ответственный индивидуализм, доверие тоже должны стать превалирующими ценностями. Не будет их — останется нереализованной любая блестящая стратегия, будь она сориентирована на радикальную «распродажу Родины» или на ее обустройство собственными силами. (Кстати, и в том и в другом случае богатство действительно должно быть капитализировано, а то мы не сможем продать т а к у ю Родину — со своим рублем еще и настоишься перед иностранным инвестором.) Именно поэтому два плана дальнейшего развития, скорее, не противоречат, а дополняют друг друга.

Российские революции и реформы — всегда продукт, выражаясь по-марксистски, сознания, результат инициативы сверху. Сознание в ситуации начала радикальных преобразований определяет бытие. Как даже наше сегодняшнее относительно сытое и застойное бытие с его, в принципе, буржуазными и прозападными установками, с его разделяемыми ценностями свободы высказывания, мнений и передвижения (въезда/выезда) определено раз и навсегда простой пожарной мерой, датированной 2 января 1992 года, — либерализацией цен. Но вот потом, на протяжении всех пореформенных лет, уже бытие определяет сознание в полном соответствии с марксовой формулой: сами преобразования среды меняют ментальность, социальные установки, политическую и экономическую культуру, а значит — ценности. И сколько ни давай по невидимым рукам рынка, они все равно продолжают манипулировать сознанием и естественным образом переделывать его. Едва ли не самые первые ласточки дикого русского капитализма — «челноки» — за минувшие годы вдруг стали носителями хрестоматийной протестантской этики: нынешние чартерные рейсы в Стамбул — образцы порядка, благовоспитанности и дисциплины. Никакой ругани и пьянства — люди едут работать.

Для формирования продуктивной культуры нужна комфортная среда — желательны демократия и национальное согласие.

Именно в Испании эта модель сработала образцово: консенсус по поводу действий и процедур оказался смазочным материалом для работы экономических механизмов, для постепенного формирования находящихся «в деле» ценностей. Конечно, еще в конце 1950-х во франкистской Испании была заложена самая банальная основа для запуска экономической модернизации — появление в правительстве команды молодых экономистов-технократов, постепенное открытие экономики, привлечение иностранных инвестиций, горизонтальная мобильность трудовых мигрантов, зарабатывавших за границей деньги и впитывавших в себя европейскую экономическую культуру, которая потом ими же импортировалась в Испанию. А уже в конце 1970-х политическая демократия закрепила скромные позитивные достижения медленной экономической модернизации. Вслед за этим пришел черед и ценностей.

Традиционалистская и советская имперская система ценностей постепенно вытесняется теми самыми либеральными ценностями, даже если они и не осознаются людьми как либеральные. Человек может голосовать за коммунистов, умиляться собственным воспоминаниям 1970-х, но при этом честно работать в собственном бизнесе, пользоваться свободой передвижения по миру, разумно управлять своими деньгами. Голосование за правильную политическую силу придет потом. Собственно, широкая поддержка Владимира Путина как политика, олицетворяющего некие усредненные идеалы по состоянию на начало XXI века, как раз и свидетельствует о том, что в стране уже появилось много «латентных либералов», разделяющих ценности модернизации.

Электоральная поддержка действующего президента — это переходное состояние от голосования за коммунистов к голосованию за правых.

Ценности меняются благодаря реформам. В свою очередь, среда для проведения ненасильственных реформ создается доминантными ценностями. Когда утверждается такой баланс между модернизацией и ценностями, можно задуматься о путях дальнейшего обустройства территории обитания. Только времени на раздумье нет — если ценности не пускать в дело, они девальвируются, как национальная валюта.