Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хит сезона — бумажная нефть

15.05.2003, 10:03
Игорь Иванов

Oil majors тратят сотни миллионов долларов на приобретение карликовых нефтяных компаний. На самом деле речь идет о капитализации административного ресурса.

Сразу после майских праздников в «нефтянке» прошли две достаточно крупные сделки. 12 мая «Роснефть» в Красноярске подписала договор о приобретении Англо-Сибирской нефтяной компании. 14 мая компания Marathon Oil объявила о приобретении Ханты-Мансийской нефтяной корпорации.

Oil majors Marathon Oil, правда, тот еще major, однако обороты компании в любом случае на порядок выше, чем у десятков российских нефтепроизводителей: активно поглощают более мелкие российские нефтяные компании.

Процесс консолидации в ТЭК начался не вчера. Например, «ЛУКойл» поглотил производителей в Коми, а ЮКОС — в Восточной Сибири. ТНК купила ОНАКО «соло», а «Славнефть» — на паритетных началах с «Сибнефтью». Та же «Роснефть» около полугода назад приобрела «Северную нефть» у Андрея Вавилова.

Закончится он (процесс) тоже не завтра. Аналитики ИК «Атон» считают крайне перспективными для инвесторов вложения в акции бумаг нефтяных компаний «второго эшелона» — Dragon Oil, Hurricane, Sibir Energy. Около трех месяцев назад они выдали аналогичную рекомендацию по акциям Англо-Сибирской компании, которая 12 мая была приобретена «Роснефтью» с существенной премией к рынку. Очевидно, еще три компании из списка «Атона» тоже претенденты на поглощение более крупными структурами, причем в самом ближайшем будущем.

Полный список структур, имеющих лицензию на разработку тех или иных участков и с переменным успехом ведущих ее на территории России, занимает три с половиной листа.

Нефтяными компаниями в широком смысле слова этих производителей, как правило, назвать достаточно сложно. Нередко эти структуры состоят из лицензии на участок с достаточно крупными запасами (причем запасов, нередко гигантских, хватает лет на 150 такой неспешной добычи), нескольких нефтяных вышек, офиса в Москве или Лондоне и предпродажной подготовки.

Ни соответствующего опыта, ни адекватных финансовых ресурсов для полноценного развития месторождения у этих компаний нет. Зато есть неясно как полученная еще в 90-е годы лицензия на разработку этих запасов, которая, по большому счету, и есть предмет покупки «Роснефтью» или Marathon.

То есть, как правило, речь идет о капитализации административного ресурса еще ельцинской эпохи.

Покупая «Северную нефть», «Роснефть» платила деньги сенатору Андрею Вавилову, занимавшему в 90-х годах пост замминистра финансов. Говорят, что в случае с ХМНК конечным бенефициаром является бывший министр топлива и энергетики, а при продаже Sibir Energy — экстремально близкий к московскому правительству предприниматель. Есть примеры, когда подобные активы нефтяные компании выкупали у собственных топ-менеджеров.

С отставанием от «нефтянки» примерно на десяток лет следуют реформы в газовой отрасли. Сегодня монополию «Газпрома» разбавляют «независимые производители» и достаточно активно дискутируется вопрос об их доступе к экспортной трубе. Вопрос, давно решенный в «нефтянке» в пользу равного доступа всех добывающих компаний — независимо от размера и формы собственности.

Одним из последствий политики равнодоступности транспортных артерий, ведущих в экспортных направлениях, стал список независимых производителей нефти длиной в три с половиной листа, сокращающийся теперь, впрочем, с каждым годом.

Правда, цена этого сокращения — сотни миллионов долларов, уплывающие на оффшорные счета тех предпринимателей, которые в бурные 90-е смогли подсуетиться и получить лицензию на месторождение.

Не исключено, что через пять-десять лет после либерализации газового рынка на нем пройдут аналогичные процессы. Во всяком случае очевидным последствием открытия доступа к газовой трубе для всех желающих станет более чем существенное удорожание активов независимых производителей газа, которые рано или поздно, видимо, будут скуплены «Газпромом» и oil majors. Хотя бы в силу того, что у мелких производителей нет и никогда не будет денег, чтобы эти месторождения развивать. Зато есть лицензия и перспектива неплохой капитализации административного ресурса, состоявшего в близости к высшему менеджменту «Газпрома».