Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Депутат Гудков, МВД и девки

18.06.2003, 10:42
Игорь Иванов

В подражание депутату Райкову, боровшемуся с педерастией, депутат Гудков решил побороть проституцию. Высоконравственный порыв позволит милиционерам и сутенерам сохранить свои нынешние доходы, обществу — нынешний уровень насилия и распространения сифилиса, а казну оградит от лишних налоговых поступлений.

В Думу внесен проект закона, ужесточающий уголовную ответственность за платный секс. Проект закона предполагает ужесточить ответственность за вовлечение в занятие проституцией несовершеннолетних и за сутенерство, что должно повысить эффективность борьбы с сексом за деньги.

Эффективность этой борьбы сегодня действительно вызывает некоторые вопросы. По данным замначальника управления следственного комитета (СК) при МВД РФ Сергея Монахова, только за 2002 год в Москве правоохранительными органами проведено более 2000 спецмероприятий по поиску притонов и лиц, связанных с организацией этой деятельности. Результатом этих рейдов стало составление более чем 9000 административных протоколов за занятия проституцией. Несложное сопоставление данных Сергея Монахова приводит нас к цифре в 4,5 задержанных проституток за спецмероприятие.

Цифра сама по себе наводит на размышления. Найти в столице «точку», на которой тусовалось бы единовременно меньше пяти путан — это надо еще поискать. Даже запросто проехав вечером по Ленинградскому, допустим, проспекту — не найдешь. А тут вообще спецмероприятие: люди специально готовятся, ставят задачи, есть, наверное, и план по валу — надо же на корню искоренять позорное явление. А результат почему-то хуже, чем у любого автовладельца. В принципе, малонаселенные «точки», конечно, встречаются. Такое бывает, когда отбившиеся от сутенеров и «крыш» девки промышляют компаниями по 2–3 либо и вовсе на индивидуальной основе. Любой желающий может проверить тот факт, что их услуги, как правило, дешевле среднерыночных.

А следовательно, функционирующие в режиме малого предприятия или вовсе ИЧП девки подрывают бизнес более крупных корпораций. Напрашивается предположение, что милиция расчищает рынок для того, что называется «организованная преступность».

На самом деле это, конечно, полуправда. Никто, в принципе, не сомневается, что значительную долю рынка платных сексуальных услуг контролируют так называемые нечистоплотные милиционеры. Опять-таки, по идее, с такими сотрудниками МВД должно бороться, в том числе и искореняя базу для возникновения коррупции. Однако российское МВД категорически против легализации проституции.

В региональной прессе достаточно популярен жанр анонимных откровений рядовых и не очень милиционеров по актуальным проблемам современности в данном конкретном месте. Скажем, в самарской прессе можно прочитать про то, как важно грамотно дать понять оперу, что если он найдет угнанную машину, то в накладе не останется — ведь в противном случае и искать не будет. В прессе портовых городов, где проституция во все века была на подъеме, можно узнать, что в действительности думают милиционеры об этом бизнесе. Они между прочим полагают, что можно и даже нужно ввести вмененный налог на продажных девок в размере 30 тысяч рублей в месяц и легализовать проституцию. Читайте, к примеру, «Арсеньевские вести» в Приморском крае. Логика понятна: всякий теневой бизнес стремится к легализации.

Достаточно масштабные опросы на предмет того, готово ли к этому общество, проводились, допустим, в Казахстане. Большинство высказалось против. Аргументы противников состоят главным образом в недопустимости развращения подрастающего поколения.

«Не нужно подменять неэффективность борьбы с проституцией разрешительными мерами», — поддерживает ту же точку зрения и заместитель председателя комитета по безопасности Думы Геннадий Гудков. По его мнению, легализация проституции означала бы «признание государством своего бессилия в урегулировании социальных процессов».
Надо отметить, что уже целый ряд государств признал свое бессилие. Причем, речь идет не о Таиланде, о котором можно было бы подумать, — там как раз проституция официально запрещена. Речь идет, например, о таких странах, как Австрия, Англия, Венгрия, Голландия, Румыния и Франция. Аргументы сторонников легализации, победивших в этих странах, также, в общем, известны.

Главный состоит в том, что легализация проституции с введением обязательного и регулярного медицинского контроля за девками сократит заболеваемость венерическими заболеваниями, положение с которыми уже давно катастрофическое.

В России, как сообщили медики ровно вчера же, сохраняются показатели эпидемии сифилиса. «В течение 90-х годов прошлого века мы пережили эпидемию сифилиса, из которой не вышли и по сей день», — говорит заведующая отделом сифилидологии Центрального научно-исследовательского кожно-венерологического института (ЦНИКВИ) Минздрава РФ Ольга Лосева. В странах с нормальным уровнем заболевания сохраняется тестовый показатель 4,9 случая на 100 тысяч населения. В России же в 1990 году этот показатель составлял 5,4 случая, а в 1997 году достиг своего пика — 277,3 случая заболевания на 100 тысяч. В 2002 г. показатель заболевания сифилисом в России сохранялся на уровне 119 случаев на 100 тыс. человек.

«Заболеваемость сифилисом продолжает медленно падать. Однако падает регистрируемая заболеваемость, а у нас столько же, а может быть, и вдвое больше случаев просто не регистрируется», — поясняет для непонятливых Ольга Лосева. Причем во многом росту заболеваемости среди девочек способствует вовлечение их в занятие проституцией.

Вовлечение в проституцию, как и всякое сексуальное насилие, тем более в отношении несовершеннолетних, — совершенно нетерпимое деяние. Сложно не согласиться с тем, что наказание за эти преступления должно быть суровым, даже неадекватно, устрашающе суровым.

Но существующий сегодня нелегальный режим рынка сексуслуг, напротив, стимулирует это насилие. Занятые в этой сфере люди по определению находятся вне закона, им как бы и нечего терять. Отсюда и сексуальное насилие, и подсаживание на иглу, и прочие свинцовые жизненные мерзости.

Между прочим, легализация незаконных вооруженных структур, предлагавших свои охранные услуги, с появлением частных охранных фирм как-то позволила сбить волну насилия. Сегодня убитым предпринимателем уже можно кого-то удивить, во всяком случае это воспринимается обществом как некое происшествие. Десять лет назад таких случаев было по пять на дню.

Наконец, в пользу легализации проституции есть и еще один аргумент. Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо утверждает, что в целом в России насчитывается около 270 тысяч женщин, периодически оказывающих платные сексуальные услуги. Вспомним предложение приморского милиционера о введении вмененного налога в размере 30 тысяч рублей в месяц. Возможно, сумма и завышена. Но если даже и поделить на два возможные сборы, в месяц бюджеты могли бы получать до $135 млн, а в год — до $1,5 млрд.

Сегодня эти деньги получают сутенеры, среди которых немало и нечистоплотных милиционеров, чье начальство утверждает, что МВД единодушно выступает против легализации проституции в России.