Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спикер или президент?

14.01.2000, 15:35

Не знаю, выберут ли Евгения Максимовича Примакова спикером. Я бы лично, будь моя воля, выбрал. Мне нравятся пожилые мужчины в хорошо оправленных очках и хороших галстуках под хорошо сшитыми пиджаками. Я им верю.
       Вот Селезневу я не верил. Во-первых, у него не было очков, потом он был недостаточно пожилой и плюс ко всему коммунист. Коммунистам я не верил никогда. Нет, вру. Когда октябренком был, пожалуй, верил. И когда пионером. А когда стал комсомольцем, уже не так. А когда вышел из комсомола по возрасту, а в партию свою они, суки, меня не приняли, совсем верить перестал. Как можно таким людям верить. Но если Селезнев лет на пятнадцать постареет, купит себе очки и из партии выйдет, может, я еще пересмотрю свое к нему отношение. Но это когда еще будет.  
       А Евгений Максимович уже моим взыскательным требованиям соответствует. Правда, Доренко утверждал, что он хотел убить Шеварднадзе. В смысле, не Доренко, а Евгений Максимович. В смысле, Эдуарда Амвросиевича. Ну, не знаю. Может, и хотел. Но не убил же. Я, кстати, и Шеварднадзе верю. По тем же причинам, что и Евгению Максимовичу. И если бы он захотел стать спикером, я бы его в этом поддержал. Но он теперь живет не у нас. Когда он жил у нас, еще не было спикеров. То есть были, конечно, но не у нас. Но там, где они были, Эдуарда Амвросиевича спикером ни за что бы не назначили. Евгения Максимовича, правда, тоже. Но им это, если честно, и даром не надо. Потому что Эдуарда Амвросиевича уже по месту жительства назначили президентом. А Евгений Максимович хочет, чтобы его по месту жительства назначили спикером. Правда, совсем недавно хотел, чтобы президентом. Но президента нам уже назначил предыдущий президент, которого мы, видимо, уже в последний раз, когда-то назначили сами.
       Многие не хотели, чтобы Евгения Максимовича назначили президентом, потому что он раньше работал в КГБ, а оно когда-то демократов не любило. Вернее, он. Вернее, не Евгений Максимович, а КГБ. Евгений-то Максимович и сейчас их не любит. А КГБ любит. В смысле, КГБ любит демократов. А Евгений Максимович, в свою очередь, любит КГБ. Правда, он сейчас уже не КГБ, а ФСБ. И, стало быть, она. Демократы же КГБ не любили, а ФСБ почему-то любят. Поэтому они не хотят, чтобы Примаков у нас был спикером. Они хотят, чтобы был Степашин. А я, хоть сам демократ, Степашину не верю. Потому что он недостаточно пожилой, хотя вроде и очки, и пиджак, и галстук. А вот, хоть режь меня, не верю. Может, я не настоящий демократ?
       А Евгений Максимович мне по-человечески всегда нравился. Я даже про него когда-то стихи написал. Мне тогда деньги были нужны, и я попросился на телевидение работать в программе «Итого». Я и сейчас там работаю, хотя деньги все равно нужны. А стихи вот какие:
       
       Максимыч справный был служака,
       Все вроде делал по уму,
       Как и положено, однако
       Не пофартило и ему.
       
       Хотя в его сужденьях веских
       Порою громыхал металл,
       Он избегал движений резких,
       Он вообще их избегал.
       
       Он улыбался крайне редко,
       Был нрав его местами крут,
       Таких берут с собой в разведку,
       Хотя и не таких берут.
       
       Он дипломатом был не слабым,
       Он всю планету облетел,
       А если тяготел к арабам,
       То кто же к ним не тяготел.
       
       Непроницаемый, как Будда,
       На мир взирая тяжело,
       Он все надеялся на чудо,
       Но чуда не произошло.
       
       Это я так потому  написал, что Евгения Максимовича тогда с работы выгнали. Он премьер-министром работал, а спикером еще работать не хотел, но многие почему-то боялись, что он захочет работать президентом, а спикером тогда уж точно не захочет. Поэтому премьер-министром взяли Степашина, чтобы он, когда его выгонят, тоже захотел бы стать спикером, чтобы было потом из кого выбирать. Короче, они там все просчитали.  
       И вот сейчас как раз все по этим расчетам и вышло. И дальше будет выходить. И в это я верю, как ни во что другое.