Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Операция «Погром»

07.09.2006, 10:31

Ничего не понимаю. Уже после событий в Кондопоге я вновь посмотрела опрос Левада-центра, который был опубликован в конце минувшего августа. Вот, посмотрите.

На вопрос, согласны ли вы с тезисом «Россия для русских?» динамика ответа «да» за последние шесть лет: 2001 – 16 %, 2003 — 21%, 2004 – 16%, 2005 –19%, 2006 –17%. 2002 в опросе не указан по неведомым мне причинам. Таким образом, тех, кто категорически «за» вышеуказанный тезис, в общем, считайте, с 2001 прибавилось не сильно, а в сравнении с 2003 годом даже убавилось.

Теперь те, кто ответил на тот же вопрос: «неплохо бы, но в разумных пределах»: 2001 — 42%, 2003 – 32%, 2004 – 37%, 2005 – 39%, 2006 – 37%. Тоже, как видите, никаких драматических изменений, даже некоторый спад.

Те, кто против подобного тезиса: 2001 – 20%, 2003 – 18%, 2004 – 25%, 2005 – 23%, 2006 – 28%. Противников стало больше.

Я понимаю, что тех, кто «за» или в целом «за» Россию для русских в общей сложности в этом году 54%, а противников 28%. Но в прошедшем году суммарно «за» были 58%, а против – 23%. То есть количество сторонников тезиса за последний год уменьшилось, а количество противников того же тезиса возросло, если верить этому опросу. Пусть не значительно, но все же… Вся эта статистика кричит о проблеме, но как мне кажется, не подводит к тому, что неминуемых взрыв должен был произойти именно в этом году.

Заместитель генпрокурора Карелии Петр Клемешов: «Массовые беспорядки в Кондопоге были хорошо организованы, их зачинщики хотели отработать этот сценарий для других регионов России. В городе по-прежнему неспокойно, а уехавшие оттуда чеченцы намерены вернуться и получить компенсации. Распространение информации в интернете, тенденциозная подача этой информации, использование социального расслоения общества, грамотная игра на чувствах людей, наконец, выбор выходного дня для проведения митинга, когда большинство молодежи не учится и не работает, — все это специальные технологии».

Вообще, если человек так уверенно говорит, что беспорядки кем-то организованы, то хорошо бы сказать, кем именно. И, тем не менее, несмотря на то, что прокурора можно заподозрить в желании отмазать местные власти и местные органы правопорядка, я склонна считать его заявление сенсационным. Оно, в общем-то, и не отменяет претензий к местной власти. Но оно не отменяет и того, что разборка с летальным исходом в ресторане сопровождалась погромами, что нашло подтверждение из уст замгенпрокурора Клемешова. То есть, погромы были. А погромы – это организованная стихия, что показывает многочисленный опыт изучения погромов в бывшем СССР, на которых этот СССР, собственно, и закончился.

Очень хочется понять, почему сейчас, когда, судя по данным опросов, страсти накалены не более, чем на протяжении последних пяти лет, и даже менее. Почему «Родину» не так давно снимают с выборов за неприличный ролик все с той же подоплекой «Россия для русских», а по поводу событий в Кондопоге центральная власть не говорит ни слова? Откуда у карельского прокурора ощущение, что в Кондопоге отрабатывался сценарий для других регионов России? Что вообще происходит, если прокурорский работник вслух произносит, что есть сценарий межэтнических столкновений в регионах этой супермногонациональной страны?

Я должна предположить, что есть некая третья сила, которая почему-то именно сейчас решила взорвать ситуацию и показать, что такое русский бунт. А заодно напомнить, что есть еще такой враг – чеченцы. Там же чеченцы во всем виноваты, как вы помните, в Кондопоге. Чеченцы в качестве врага пришлись очень кстати под выборы преемника Ельцина. Вариант войны есть и сегодня – Южная Осетия, например. Но Грузию внимательно отслеживают американцы. И если американцы сами не ввяжутся в какую-нибудь военную авантюру, поскольку у них там тоже выборы, то вариант короткой и победоносной спецоперации по защите наших южно-осетинских братьев можно держать в козырной колоде, но вытаскивать пока рискованно. Пытается ли эта невидимая сила, которая работает на «партию войны» или сама является частью этой партии, опробовать вариант подобного карельскому варианту обострения обстановки внутри страны – не исключено. У «силовиков» вообще электоральная логика устроена просто – они не любят ждать результатов выборов, потому что мало ли что этому народу придет в голову учудить. Без выборов – как-то спокойнее. И вот они или придумывают переворот, как Коржаков, или мобилизуют народные голоса под борьбу с терроризмом, или вот могут начать борьбу с проявления русского национализма. Но для того, чтобы он проявился, кто-то должен поработать. Ну, ДПНИ, например.

У меня твердое ощущение, что то противоборство, которое есть и в Кремле в преддверии возможной смены первого лица, и которое делает сегодня само понятие «Кремль» каким-то уж очень расплывчатым и сложно-составным, проявляется, в том числе, вот в такой пробе сил, о которой говорил карельский замгенпрокурора. Парадокс состоит в том, что те, кто рискуют опробовать такой вариант, разрушают основополагающий тезис нынешнего президента о стабильной России. Волна погромов по стране, не дай Боже, требует чрезвычайных мер и представляет собой реально чрезвычайную ситуацию. Ни одна из ныне существующих партий, кстати, не набирает на этой волне очков. Набрал бы Рогозин, но его вовремя убрали. ДПНИ – пока не партия. Президент же оказывается в ситуации, когда просто не может уйти и бросить страну в трудную минуту.

Еще раз повторю: динамика, которую показывают опросы, не говорит о том, что взорваться должно было именно сейчас. Она говорит о том, что есть проблема с иммиграцией и отношениями внутри общества, и что эта проблема на протяжении лет стабильно сохраняется, и власть не может или не хочет ею заниматься всерьез. Происшедшее в Карелии говорит о том, что кто-то рискнул поднести спичку, чтобы проверить, как горит. А там видно будет.