Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

American Idol

22.01.2009, 11:51

И все-таки они великие, нравится вам это, мои дорогие читатели, или нет. Я об американцах. И никуда я от этого ощущения деться не могла, когда смотрела вчера церемонию инаугурации президента Обамы. Нету аналога этой инаугурации в мире — на открытом воздухе при невероятном скоплении людей. И аналога этой стране нет. Поэтому «священную присягу» 44-го президента США принес парень, «чьего отца менее 60 лет назад могли не обслужить в местной закусочной». И странно естественно, и символично, что именно он сменил потомственного президента Джорджа Буша-младшего. Мне кажется, что никакого иного президента Америки Барак Обама и не мог сменить.

Кто, скажите, мне Обама, с чего я так прилипла к экрану и почему, вы не поверите, переживала, не случится ли чего с 44-м? Понятия не имею. А почему к экранам прилипли еще 200 миллионов зрителей во всем мире кроме меня? А почему церемонию посмотрело больше американцев, чем любую из предыдущих инаугураций американских президентов, чем церемонию вручения наград Киноакадемии, чем открытие пекинских Олимпийских игр и финал American Idol, как заметило Associated Press. Те-то шоу, в общем, покруче будут. Значит, дело не только в шоу.

И дело не только в том, что новый американский президент афроамериканец. Об этом половина зрителей уже забыла, а вторая половина забудет завтра. И дело не в том, что это новый американский (или мировой) «идол». Политическим идолом в Америке стать практически невозможно. В качестве страховки есть как минимум пресса. Идол в политике — это когда твой рейтинг не меняется, вне зависимости от того, что и как ты делаешь, говоришь, действуешь. Такой перспективы у Обамы нет, как ее нет, не было и не будет ни у одного американского президента. Праздник был один день, дальше — первая сотня дней президента, и я Обаме не завидую.

У меня есть несколько объяснений повышенному восторгу, с которым Америка и мир встретили нового американского президента.

Во-первых, кризис лидерства в мире вообще. Ни одной яркой, сильной, безусловной фигуры наднационального уровня в начале века в мире не появилось. Многие связывали надежды с Никола Саркози. Включая и вашу покорную слугу. И где они, эти надежды? При всей суете и попытках Саркози поучаствовать в разруливании любых заметных вселенских проблем, ну, не получается у него стать таким лидером. Верно, что Франция — не США. Но все же Франция — это один из психологических лидеров свободного мира. Тем не менее роль американского лидера остается пока куда более важной и значительной просто в силу нынешнего геополитического значения США. А этим лидером восемь лет был Буш. Обратите внимание, что к концу его пребывания у власти в рейтинги наиболее значимых политиков мира по шкале западных СМИ попал совсем не демократический лидер Владимир Путин. И в интерпретации этих самых западных СМИ это был весьма двусмысленный комплимент самому Путину, довольно ехидная оценка уровня демократии и свобод в мире, прямой вызов ведущим западным политикам.

Успех Обамы в огромной степени стал результатом 8 лет правления Буша. Вот смотрите, что мне написал мой американский приятель, адвокат, умница. Я спросила его, в каком состоянии проснулись американцы на следующий день после инаугурации. Он ответил словом «numb», которое буквально переводится как онемение, оцепенение. Он имел в виду: замерли в изумлении. И добавил: «Похоже, мы довольны (и удивлены) тем, что сделали. Есть ощущение единства, надежды и чувство, что если мы смогли выбрать этого президента, мы можем все». Чтобы слегка притушить его восторг, я спросила в лоб: «Американцам было стыдно за Буша?» И получила короткий ответ «да», к которому прибавилось чуть позднее еще несколько слов: «Мы были разочарованы и напуганы».

И еще одно: Обама нравится людям. И американцам, и не американцам. Когда его слушаешь, появляется надежда. Не на что-то конкретное, а просто надежда. Иногда так бывает, когда слушаешь умного и харизматичного проповедника. А людям нужна надежда. Особенно когда так все сложно, как сейчас. К тому же в его инаугурационной речи мне лично не к чему было придраться. Там не было чисто популистских нот, которые всегда хочется, поморщившись, пропустить. Эта были слова умного, думающего и не самоуверенного человека. Если он и работать будет так же качественно, как говорит, то — аминь — мир получил нового лидера. Это абсолютно важно, потому что задает определенный уровень качества в политике, который сейчас внимательно оценивают лидеры свободного и несвободного мира. И нашей «суверенной демократии», уверяю вас, тоже.