Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Мальчики»

26.09.2007, 20:56

Уже стало общим местом, что у нас власть олицетворяет один человек – президент Путин. Парадокс состоит в том, что он же является единственным определяющим избирателем. Вот как он определит места брендов в будущем парламенте, так и будет. Именно поэтому мы уже знаем, как именно будет. У кого-то за два с лишним месяца до выборов есть сомнения, что номером раз в будущем парламенте будет партия власти — «Единая Россия»? Нет же, правда, никаких сомнений. И социология это доказывает – 59% берет ЕдРо, если бы выборы были завтра.

Реклама

Этот дивный надежный «электоральный» штиль могло бы поколебать разве что включение лично господина Путина в первую тройку ЕдРа – тогда его партия взяла бы процентов под 80, а остальным оставалось бы делить оставшиеся 20, причем делились бы они все равно в предопределенных уже пропорциях – больше шансов у коммунистов, потом по нисходящей «справедливая Россия» или ЛДПР, потом остальная «мелочь». Возможно, аналогичная ситуация была бы, если бы список единороссов возглавил человек, которого нынешний президент однозначно обозначил как будущего президента.

Но — никаких потрясений, штиль предпочтительнее, сюжет понятен, с первого кадра ясно, кто хороший, кто плохой и чем кино закончится. Смотреть его совсем не интересно. Можно встать и уйти, а лучше было и не приходить. Спасибо Жириновскому – повеселил с Луговым, сюжет вильнул, причем, похоже, не волею сценариста, а исключительно благодаря таланту актера.

Теперь скажите мне, какое значение во всей этой истории имеет состав первых троек? При отсутствии вышеуказанных загогулин – ровным счетом никакого. Лишь остроумное решение Жириновского, возможно, добавит партии пару процентов отморозков, хотя все-таки, стоит признать, что в случае с ЛДПР брендом является сам Жириновский. То есть мы говорим ЛДПР – подразумеваем Жириновский, а не кого-то другого, и наоборот. В остальных случаях бренд существует как бы отдельно от первой тройки, то есть он есть с тем ресурсом, который ему отведен сверху, и тройка разве что должна закрепить уже отмеренный результат. И так на всех уровнях – от Москвы до самых до окраин. Если вдруг кому-то в регионах приспичит составить птицу-тройку, которая точно полетит, а надо, чтобы шла ровным шагом или ползла, то птицы-тройки просто не будет.

Ситуация под полным контролем. Четыре фаворита предстоящего конкурса определены – ЕдРо, КПРФ, Справедливая Россия с союзниками и ЛДПР (благодаря таланту Жириновского). Жюри в Кремле внимательно отследило и одобрило состав тех, кто будет олицетворять «демократические выборы». Проехали. С этими все понятно.

Все понятно и с искусственно возникающей «мелочевкой», оттягивающей голоса частично у «правых», частично у «левых» и создающей запасные варианты на случай непредусмотренного развития событий в сегменте от четвертого места вниз.

Теперь о партии, ради которой моя не встающая третий год с постели мама призовет на дом дядечку с урной для голосования. Она называет эту партию трогательным словом «мальчики». Она голосует за «мальчиков» из СПС. Я понимаю, что она голосует за их прошлое, за которое три четверти, если не больше, людей в моей стране их ненавидит. Она голосует, вы не поверите, за Чубайса, за «молодых реформаторов», она голосует за них, чтобы никогда больше не голосовать за совок во всех его проявлениях. И если я ей скажу, что СПС тоже согласовывало первую тройку в Кремле, она мне поверит, но простит «мальчиков», потому что когда-то они стали для нее «точкой невозврата» — туда, назад, в тот фальшак, в котором она провела большую часть своей неповторимой жизни.

Я не буду ее отговаривать, не дай Боже, не буду ей объяснять, что фальшак вернулся, или никуда не уходил, не буду рассказывать, какой ценой в этом фальшаке будут участвовать ее любимые «мальчики». Она голосует за них сегодня сердцем, и это больное сердце, которое я буду беречь любой ценой.

Но я хочу сказать «мальчикам»: быть не белым и не красным – недурная позиция для выживания, но никакая для политической партии. Сидеть между двумя стульями – властью и оппозицией – значит, быть просто пустым местом. Ругать чекистскую власть и сдавать по ее приказу своего человека в первой тройке – не гибкость, а трусость, участвовать в выборах, не имеющих ничего общего с демократией – предательство свободы, отрицать суверенную демократию и играть по ее правилам – предательство демократии, защищать собственность и согласовывать свое участие в выборах с теми, кто ее вульгарно крадет – безнравственность.

Правильно ли я поняла господина Путина, что если бы он уволил господина Чубайса из РАО ЕЭС, то электоральный ресурс СПС резко снизился бы? Правильно ли я поняла, что Путин практически прямым текстом сказал, что перспективы СПС напрямую зависят от него, родимого? Вот полностью цитата:

«Что касается СПС, то всем хорошо известно, что одним из формальных и неформальных лидеров СПС является Анатолий Борисович Чубайс. Он является одновременно руководителем одной из наших крупнейших энергетических компаний. И в моей власти оставлять его на этом месте либо отстранить. Как вы понимаете, это системообразующая организация, компания с огромными ресурсами, и не только финансовыми, но и квазиадминистративными возможностями воздействия на людей, потому что она представлена в каждой деревне, в каждом городе, в каждом населенном пункте. Она в состоянии оказывать не только моральную, административную, но и финансовую поддержку. Надеюсь, что они это делают в рамках действующего законодательства. Хотелось бы верить в это. Но, по сути, это скрытая поддержка со стороны государства вот этой «правой силы», как ее называют, «Союза правых сил»».

Так, правильно я поняла, что без Путина СПС – ничто? Тогда я хотела бы спросить «мальчиков»: если они с этим согласны, то почему они не согласны с посадкой Ходорковского, контролем над СМИ, басманным правосудием, офигительной силой «Газпрома» и «Роснефти» и операцией «преемник»? А если они с этим не согласны, почему они промолчали в ответ на уничижительную в их адрес реплику Путина?

Что такое СПС сегодня? «Правый» филиал партии власти, или запасной аргумент Путина в разговоре о демократии с Западом, или партийный ресурс чиновника Чубайса, столь же зависимый от прихотей президента, как и сам Чубайс? Президент сказал: «В моей власти...», имея в виду пост, занимаемый Чубайсом и намекая на будущее партии. Но самое отвратительное, что если СПС пройдет в Думу, только полный и окончательный идеалист поверит, что это СПС прошел в Думу, а не Путин их туда провел. Путин уже обыграл СПС, уже опустил «мальчиков» и, конечно, не откажет себе в удовольствии сплясать на их «похоронах».

Печальный вывод: за СПС можно голосовать только сердцем, те же, кто разумом – проголосуют за Путина. Не очень понятно, почему эти последние должны рисковать потерей своих голосов, если могут просто взять да и проголосовать за ЕдРо? Вот, собственно, и объяснение 1% голосов, отданных за СПС в опросах общественного мнения. Путин – не та ниша, в которой СПС может черпать свой электорат, что бы ни говорил президент. Зато ассоциирование с Путиным лишает СПС его естественной ниши, и президент прекрасно это понимает. Таким образом, партия СПС просто размывается и исчезает, и при всей моей нежности к Борису Немцову ему не под силу вытянуть эту ситуацию, потому что от бренда остались одни воспоминания.