Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Слеза или соринка

05.10.2000, 16:30

По иронии ли судьбы или сознательно, презентация последней книги бывшего президента Бориса Ельцина состоится в день рождения нынешнего президента Владимира Путина – 7 октября.
       
Я просила интервью у Ельцина. Сразу после его отставки. Президент в момент ухода мне почему-то интереснее, чем приходящий. Внутренняя драма – а это обязательно драма, как бы и что потом ни говорил сам «бывший» – меня лично занимает больше, чем триумф. Даже с этой точки зрения Ельцин мне был интереснее Путина, Клинтон сейчас интереснее Гора или Буша.
       Все получилось иначе: я делала интервью с Путиным и так и не сделала с Ельциным. Формальной причиной стало то, что Ельцина поджимали сроки – он должен был заканчивать книгу.
       Я прочла только отрывок из этой книги, опубликованный в «Аргументах и фактах». Конечно, не случайно, что и интервью Ельцина, и отрывок появились в «Аргументах» —- тираж газеты продиктовал выбор. Конечно, не случайно, что для первой публикации был выбран эпизод, который единственный и связывает по-настоящему Ельцина и Путина. Эпизод передачи власти.
       Я уже слышала рассказ об этом в интерпретации Путина. Но Путин мог лишь попытаться объяснить, почему он согласился взять власть. Меня же не перестает занимать вопрос, почему Ельцин решил (или все же согласился? или считает, что решил, а на самом деле согласился?) ее отдать.
       Я читаю отрывок из его книги и не верю – как Станиславский. Получилась плоская картинка, выхолощенная, вылизанная, сознательно лишенная глубины. Не знаю уж кто, но кто-то перестарался в своем рвении, чтобы комар носа не подточил в этом эпизоде. Ельцин – мощнее, противоречивее, неординарнее того, каким предстает в этом отрывке из книги. Я уж не говорю о том, что как не было, так и нет никакого объяснения тому, почему он все же решил отдать власть. Не почему именно 31-го, в канун 2000 года, а почему вообще? По этому отрывку Ельцин выглядит этаким вздорным старикашкой, который ни с того ни с сего принимает решение, которое главное сохранить в тайне. Он, конечно, переживает и в то же время про себя посмеивается: ну и подарочек я вам всем приготовил в Новый год!— и с чувством облегчения, как дед Мороз, вытаскивает из мешка под новогодней елкой главный этот самый подарок стране – никому не знакомого молодого человека, которому приказал верить.
        Ну, не так же! Ельцина, что, подменили накануне Нового года? И на экране во время обращения к народу он, оказывается, не скупую мужскую слезу смахнул, а пытался справиться с соринкой в глазу, как следует из мемуара. Если это правда, то спасибо за честность. Только почему не перезаписали? Почему не вырезали «соринку» при монтаже? Чтобы осталось впечатление, что это скупая мужская? Так что же честно? А в горло ему тоже что-то попало? Я вот, например, слушала его обращение по радио, а не смотрела по телевизору, и точно по голосу угадала момент, когда ему соринка попала в глаз.
       У меня остается такое впечатление, что эта глава написана или отредактирована с учетом Путина. А я бы предпочла, чтобы в данном случае учитывали Ельцина.
       Я понимаю, что это сложно сделать, потому что те же люди, которые были с Ельциным до его последнего дня у власти, сопровождают Путина до сих пор. Это действительно одна команда, и она лучше всех нас вместе взятых видит разницу между первым и вторым. И часть этой команды, которая, как и раньше, близка с первым, пытается протянуть и закрепить нить, связывающую двух президентов, (А может быть, и напомнить нынешнему президенту об этой нити? Выборы, когда подобное напоминание могло повредить Путину, уже позади.) Поэтому публикуется именно этот отрывок. И поэтому презентация – в день рождения нового президента.
       Должна признаться, мне довольно сложно обо всем это писать. Меня связывают добрые отношения с Валентином Юмашевым и Татьяной Дьяченко, которые сложились уже после отставки Ельцина. Эти отношения просто человеческие, и с моей стороны, во всяком случае, они сохраняются. Но я считала, и они это знают, а сейчас уверена в этом – как бы им ни хотелось, чтобы было иначе,— Путин во многом перечеркивает то, что было сделано Ельциным. По характеру всей своей предыдущей жизни он – не его сторонник. Он может испытывать чувство благодарности к Ельцину (и есть за что), но это человек другой группы крови. То же, кстати, было и с Собчаком, который помог Путину интегрироваться в другую жизнь и пережить уход из КГБ. И Путин оставался ему благодарен и верен, хотя Собчак был из другого теста. Но Путин при Собчаке или Путин при Ельцине – это одна история, а Путин во главе государства – уже другая. Она еще впереди. Но он – не преемник и даже не интерпретатор своего предшественника.
       Они слишком разные. И просто по жизни, и по истории своего прихода во власть, и интеллектуально, и по степени политического таланта, и по масштабам — в том числе, возможно, и ошибок. Я не знаю, чем Путин мог понравиться Ельцину. Разве что тем, что они не сравнимы. И не надо. Тем более обидно, что в этом маленьком отрывке Ельцин сглажен под Путина. Обидно за Ельцина.