Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спросите у Путина

11.06.2003, 19:12

Вопрос с ТВС должен решиться на самом высоком уровне, на уровне президента, говорит Киселев «Эху Москвы». Почему, Женя? Зачем поощрять эту чушь, ставшую системой?

Для меня все же загадка: каким образом люди, в том числе вводившие в стране частную собственность, сегодня на голубом глазу отправляются в Кремль спросить, могут ли они по своему усмотрению распорядиться своим бизнесом, акциями, куплей их и продажей, или не могут. Почему перестало быть неловко об этом открыто говорить? И никто не опровергает, не говорит, что это не так.

Я еще могу представить себе Анатолия Чубайса, робко интересующегося мнением Ельцина. И то, если верить очевидцам, именно он в преддверии выборов 1996 года не побоялся сказать грозному БНу, что шансы у него невелики, а рейтинг хуже некуда. А вот Чубайса, пришедшего смиренно спросить Путина, может ли он стать владельцем шестого канала или Владимир Владимирович предпочитает, чтобы каналом владел Абрамович-Дерипаска-Мамут… У меня не получается. Я все понимаю про Чубайса сегодня, но не получается, черт возьми. Ну почему человек, не побоявшийся начать рыночные реформы и принять на себя гнев всей страны, и продолжающий жить под нелегким гнетом этой ненависти, боится распорядиться своей долей акций телеканала без разрешения…Путина. Потому что он априори принял, что если его намерения не совпадают с намерения Путина, то он все равно лишится и канала и денег? Как это случилось с предыдущим владельцем, у которого его частную собственность просто забрали, в чем поучаствовал и «молодой реформатор», — тот самый, который эту частную собственность в стране и вводил и за чью неприкосновенность вроде бы боролся.

И как-то все это так неловко, так срамно происходит. Чубайс уходит, якобы, чтобы вывести канал из-под гнета своих сложных взаимоотношений с Лужковым, методично отключающим шестую кнопку в Москве. Красиво. И неправда. Разрешил бы ему Путин остаться, так в гробу бы он видел Лужкова. Но Путин не разрешил. Может, и не запретил. Ну, в лучшем случае промолчал, но выразительно, профессионально так. И Чубайс все понял. И Женя Киселев понял Чубайса, и не осудил. И сам Женя тоже призывает президента решить вопрос с ТВС на своем, президентском уровне. Хотя уже когда-то просил того же президента о том же, лично. После этого на него и коллег было больно смотреть. Ну, ладно, тогда владелец – Гусинский — сидел в тюрьме. А сейчас владельцы на свободе и при деньгах. Почему вопрос снова должен решаться на высшем уровне? Что, Путин должен сказать Дерипаске, чтобы людям заплатили зарплаты? Или Путин должен сказать суду, чтобы отыграл все назад с МНВК, или прямо наоборот, чтобы не отыгрывал. И заодно Путин должен предупредить Лесина, что именно он хотел бы видеть на шестой кнопке. Фантастика! Вместо того, чтобы спокойно сказать, что это вовсе не дело президента решать судьбу частного телеканала, все наперебой просят президента решить его судьбу.

Всего три года прошло. Это что, Путин из всех сделал путан? Так не бывает.

Все-таки к этому должна быть некоторая склонность.

Автор – специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ»