Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Такие наступили времена

02.06.2004, 12:09
Михаил Фишман

Леонид Парфенов пытался делать неполитическое шоу, но профессиональное и самостоятельное. Однако в условиях фронтального наступления цензуры оно немедленно превратилось в политическое.

Последние серии парфеновских «Намедни» и их кульминация — госцензура интервью вдовы Яндарбиева с последующим разоблачением — привели к эффектному ожидаемому финалу: программа «Намедни» закрыта, а ее автор за нарушение трудовой дисциплины уволен с телеканала НТВ. Руководство телеканала заявляет, что отправило «одного из самых талантливых журналистов на современном телевидении» в отставку по совокупности — «инцидент [разоблачения цензуры] был не первым».

На самом деле это никакое не руководство канала, это пекущийся о гражданских свободах Владимир Путин последовательно спрямляет любые отклонения от официоза в массовых электронных СМИ.

Тут как раз все логично. По заведенной традиции официальная мотивировка перемен на НТВ является неправдой, формальным поводом, а не их причиной. У Гусинского забирали не задолженность, а политический инструмент. Бориса Йордана выгнали не за прямой эфир штурма Дубровки (тогда Йордан, как известно, факт прямого эфира опроверг), а за самостоятельность его редакционной политики, ориентированной на потребительский успех. Наконец, Леонида Парфенова уволили не за публичные скандалы вокруг сюжетов, вырезанных из эфира. Не так важно сегодня, провоцировал он этот конфликт или боролся за право на автономию, обороняясь от наглых и глупых посягательств сверху.

По итогам минувших думских и президентских выборов популярный тележурнал «Намедни» окончательно потерял смысл, и отставка Парфенова стала просто вопросом времени.

Дело не только в том, что Парфенов и его команда часто — хотя и с демонстративной иронией — делали выпады в адрес Путина. Проблема была шире. Плох, хорош ли инфотейнмент Парфенова, он был традиционно перпендикулярен пропаганде и бубнежу, укоренившимся на первом и втором каналах. Но на фоне противоположного по стилистике и содержанию государственного информационно-аналитического мейнстрима общественно-политический еженедельник НТВ и сам выглядел островком абсурда. Вот тут докладывают о грядущей посевной, и как молодежное «Единство» обустроило деревню Тютькино, а напротив — Абрамович, каннибалы, опять Абрамович и журналист в халате со стетоскопом в руках. Вот есть, значит, такой оазис людоедов и абрамовичей на чинном, чистеньком и вообще приятном во всех отношениях отечественном ТВ.

Вспомните: на НТВ Йордана с его продуманной концепцией свободного городского телевидения «Намедни» не выделялась из сетки вещания, а органично вписывалась в нее. Видимо, ради этого общего — не политического, а сугубо профессионального — проекта Леонид Парфенов и остался на телеканале, когда тот перешел от Гусинского к «Газпрому». Вряд ли тогда предполагая, что сам станет иконой свободы слова на очередном витке российской государственности.

В условиях запрета на открытую публичную политику Парфенов стал делать неполитическое шоу, которое из-за запрета на открытую публичную политику тут же стало безусловно политическим.

Меж тем проект Парфенова построен вовсе не на критике режима, а на бытописании маргинальных сообществ, будь то больные спидом, толстяки, национал-большевики, миллиардеры или стрит-рэйсеры. И именно в этом смысле по определению находился в глубоком эстетическом противоречии — переходящем в идеологическое — с путинской эпохой становления единой нации, не склонной различать сквозь аплодисменты голос меньшинства. Противоречии, которое вопреки законам популярности и рынка из телезвезды, формирующей стандарты эфира, делает такого же идейного отщепенца, а отщепенцы у нас, сами понимаете, воскресный прайм-тайм занимать не могут. Что бы ни сообщали нам оперативные сводки телерейтингов, стабильно выводящие парфеновский эфир в лидеры программ выходного дня.

Передача Леонида Парфенова, как и разогнанное ранее НТВ Бориса Йордана, была популярным прибыльным продуктом, красивым глянцем.

Но формула рыночного успеха ныне все чаще и чаще противоречит вектору государственной заботы о наших правах и интересах.

И сделать Россию сильной (а иначе ее не будет) невозможно без госконцертов, КВНов и сводок с российских пашен. Без кукол от Управления внутренней политики, пережевывающих эти сводки в аналитических телепрограммах на госканалах. У нас давно уже такие наступили времена.