Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Фотоискусство «здоровой нации»

12.05.2004, 11:50
Михаил Фишман

К дискуссии о либерализме и его общественной пользе пора присовокупить еще один пример: провал иракской кампании Джорджа Буша и моральную катастрофу Соединенных Штатов, которые обнаружили в собственной армии потерявших человеческий облик насильников и пиратов.

К дискуссии о либерализме и его общественной пользе пора присовокупить еще один пример: провал иракской кампании Джорджа Буша и моральную катастрофу Соединенных Штатов, которые обнаружили в собственной армии потерявших человеческий облик насильников и пиратов.

Война началась под тем предлогом, что Саддам не сдает оружие массового поражения, и расколола Запад на Европу и Америку. Боеголовки, естественно, так и не нашли. Теперь сцены пыток и унижения в иракских тюрьмах для одних означают дефолт американской демократической миссии. Другие - в первую очередь Россия и Китай - посчитают себя свободными от опеки Госдепа по линии прав и свобод. Наконец, трудно вообразить себе, до какой степени раскалится общественное мнение в арабских странах по мере публикации новых кадров - а их, говорят, сотни плюс видеопленка.

Исламский мир уже кипит от возмущения, разогревая - в этом нет сомнений - новый виток террористической атаки. Последние новости читайте на первых полосах.

В основе всей внешней и внутренней политики неоконсерватора Джорджа Буша лежит простая идея войны с террором, а не продвижения - или хотя бы даже соблюдения - свобод. Его Америка - не подотчетный обществу полицейский, охраняющий права граждан, а солдат, получивший приказ бить на поражение. Огромная разница. Институты общественного контроля - ООН, Международный уголовный суд - выкинуты на свалку. Патриотический акт, сразу после 11 сентября проведенный через Конгресс в пылу национального возмущения, можно сказать, ввел элементы военного положения внутри страны. Военная администрация Джорджа Буша прятала концы в воду, давила на прессу и игнорировала протесты меньшинства. Институты политической конкуренции - укорененные отцами-основателями checks and balances, сдержки и противовесы - для нее просто помеха в работе.

Знакомая ведь картина. Все мобилизационные режимы стремятся свести систему политических свобод к вертикали эффективных управленческих решений.

Их инструмент - пропаганда, патриотизм - их основной ресурс доверия, их лозунг - «В это непростое время мы как один встали спина к спине», риторика неконкретна и высокопарна, а стиль - аплодисменты стоя, тотальное одобрение единственно возможной политики чрезвычайного по сути правительства. Их общая отличительная черта - умение врать согражданам.

Почему-то принято считать, что все это - признаки здоровья нации, ощущающей то ли стабильность, то ли, так сказать, ритм жизни.

На самом деле это болезнь, атрофирующая органы национального сознания. Превращающая, как мы видим, даже самую современную и самую мощную армию мира в неуправляемые отряды мародеров и корсаров. Без институтов политической свободы - действующих, не картонных - эту болезнь не вылечить.

Скандал вокруг фотографий, которым сейчас живет Америка, дежурно объясняют законами предвыборной кампании. Но дело вовсе не в выборах. Воюющий Белый дом и в другое время посчитал бы отставку своего министра обороны недопустимой слабостью. А сенаторы и конгрессмены вспомнили бы, что они - демократические представители, а не аплодирующие манекены. Питаемый общественным мнением маховик шока и скандала и есть начало той самой терапии, смысл которой - искоренить насилие над пленными из военной практики. По опыту ХХ века - от профилактики маккартизма и расовой сегрегации до недавних финансовых махинаций - Америка, в принципе, в состоянии это сделать. Хотя мы не можем предсказать, сможет ли.

Эффект работающей демократии, следовательно, не только в ней самой, но и в ее способности решать проблемы государства. Другое дело, что эта операция дорого будет стоить миру, а проект международной полиции, наделенной моральным правом вторгаться в чужие суверенитеты, отложен, видимо, на десятилетия: единственная супердержава к нему пока оказалась не готова. Что, надо признать, более или менее понятно уже давно - с тех пор, как началась иракская кампания. Но публикация нескольких фотографий из тюрьмы Абу-Грэйб закатала этот очевидный факт в самый фундамент миропорядка, переживающего сегодня тяжелые времена.